Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Вторник, 02 Февраль 2010 09:18

Исламская революция: Религия и политика

31 год назад, когда страны мира находились под господством двух сверхдержав Запада и Востока, религия считалась забытым термином в мире политиков.

В те годы политические теоретики не задумывались о присутствии религии в политической и правительственной структуре и по их убеждению религия и политика представляли собой два совершенно отличных понятия. В таких условиях мир неожиданно столкнулся с важным событием. Поступавшие из Ирана сообщения свидетельствовали о многомиллионной народной манифестации, требующей свержения диктаторского шахского режима Ирана и установления исламского республиканского строя. Масштабы происходящего в Иране еще не были осознаны мирянами, как свершилось великое событие и в 1979 году восторжествовала исламская революция под руководством мудрой и влиятельной личности.

Иранская исламская ревлюция очень скоро оказала свое воздействие на весь мир и многие обозреватели не предполагали связанных с ней событий. Под впечатлением масштабов этой революции лондонская газета «Таймс» в то время написала: «Весть о религиозно-революционном восстании в Иране распространилась на весь мир и западный мир, ввиду иранской революции вновь узнал ислам. Впервые исламское государство успешным образом встало на борьбу с крупными западными державами и унизило их».

Волна исламской революции расширилась с неимоверной скоростью, открыла новые рубежи на арене международных отношений и мировых уравнений и, фактически, ввела изменения в понятия «надо» и «не надо». Современный американский мыслитель Ноам Чамски выражается об исламской революции следующим образом: «Иранская исламская революция стала первым проходом через красную черту США. Иран в 1979 году перешел все красные линии. Не сдался и достиг независимости».

Исламская революция возвысила ценности и идеи, отличающиеся от того, что преподносит западный мир. Многие молодые мусульмане нашли свои мечты и надежды в лице этой революции и таким образом волна исламизма в мире, даже в некоторых западных странах, стала нарастать. Поэтому ряд политических обозревателей,не учитывая морального духа исламской революции, интерпретировали ее как борьбу с Западом. Американский теоретик Самюэль Хантингтон говорит: «Победа исламской революции в 1979 году в Иране может положить начало скрытой войне цивилизаций Запада и Ислама».

С исламской революцией порождающие цивилизацию культура и мышление обрели могущественное присутствие и ислам проявился на политической, культурной и социальной аренах. Преподаватель университета MIT в США Майкл Фишер, касаясь этого обстоятельства, пишет: «Для него (имама Хомейни) иранская революция не была исключительно политической и экономической революцией, но исламской и моральной революцией, которая должна была изменить социальные отношения, ценности и критерии, царящие в стране. Исламская революция изменила даже путь эволюции человека». Знаменитый российский политик Сергей Бабурин наряду с ролью религии в революции рассматривает и другие аспекты и пишет: «Исламская революция представляет собой не только великое религиозное движение, но и политическое преобразование вкупе с социальной справедливостью, независимостью и свободой народа».

Иранская исламская революция показала, что вера, подобно крепкому эликсиру, способна изменить людей и в корне преобразовать социальные органы, культуру и ценности общества. Исламская революция вслелила жизнерадостность в атмосферу иранского общества и возродила дух братства, солидарности, самоотверженности и самопожертвования. Поэтому стало очевидно, что безопасность, справедливость и подлинное счастье возможны под сенью религиозной веры и справедливого руководства.

Канадский ученый Роберт Колестон, затрагивая влияние исламской революции, пишет: «Я, как не мусульманин и западный гражданин, считаю чудом реализацию в современном мире религиозной и божественной революции, борющейся за справедливость».

Исламская революция, по сути, представляет принципы, обращающие на себя внимание. Она призывает угнетенные народы к восстановлению своего величия и достоинства, что реально путем достижения независимости и свободы. Каждый народ является обладателем скрытых способностей, которые необходимо раскрыть и развивать. Многие мусульмане мира оказались под воздействием исламской революции, этого божественного двидения современной эпохи. Бывший директор Исламского института Лондона доктор Келим Седики говорит: «Приятный и жизнетворный возглас исламской революции обратил на себя внимание всех свободомыслящих людей и страдальческих моджахидов, испытывавших боль от разложения мыслей в обществе и отчужденности с исламом. Исламская революция словно магнит притянула к себе непорочные мысли. Торжество исламской революции поразило всех. И я смотрю на нее как на начало нового этапа в истории ислама».

Французский ученый Мишель Фоко, посетивши й Иран с целью изучения масштабов исламской революции, был поражен личностью руководства и сплоченностью иранского народа. В своей книге «Исламская революция — дух бездушного мира» он говорит о своих чувствах и уважении к единству иранского народа и отмечает: «Действительность заключается в том, что это революционное событие демонстрирует абсолюно сплоченную волю и такое дано не всякому народу. Не знаю согласны ли вы со мной или нет? Однако в Иране я лицезрел сплоченную народную решимость. Иранский народ неустанно демонстрирует свою непоколебимую волю, которая достойна уважения, поскольку в других странах этого не увидишь».

Корреспондент газеты «Либерасион» Клер Блиер говорит: «Движение Ирана обладает специфической и уникальной логикой. Мне кажется, что оно, несмотря на все спуски и падения, преследует единую цель как целеустремленный человек. Иранцы действуют монолитно. Они трудолюбивы и неутомимы».

Российский писатель Николай Мишин в книге «Истина об имаме Хомейни» пишет: «Иранская исламская революция завоевала сердца. Значение исламской революции под руководством имама Хомейни заключается в том, что он отверг мировую диктатуру США и сказал: «Мы знаем свою ценность и это-Коран». Имам был убежден, что исламская демократия намного совершеннее западной демократии. Имам Хомейни дал понять миру, что Коран это самая высокая ценность в исламском мире и, имея Коран, станешь самым богатым человеком в мире».

Поистине победа исламской революции была неожиданным событием в этом материальном мире, Имам Хомейни (да упокоит Аллах его душу) назвал исламскую революцию чудом и сказал: «В обществе произошла душевная перемена и я не могу назвать ее иначе как божественным чудом и волей».

В этой связи социолог Теда Эскочпол говорит: «Начало революционного движения в Иране и свержение шахского режима поразили иностранных обозревателей. Начиная с друзей шаха и до корреспондентов и ученых в области политических и социальных наук все с неимоверным удивлением наблюдали за революциогнными событиями. Превыше всего, исламская революция Ирана была совершенно отличной революцией, точно разработанной культурными и исламскими органами и одерожавшей победу».

На сегодня спустя 31 год с момента победы иранской исламской революции, специалисты убеждены, что исламская революция продолжает свой прогресс, опираясь на ту же сплоченную волю народа и играет в регионе и мире роль стабильного могущества. Опыт трех прошедших десятилетий показал, что никакие заговоры и преграды не могут нанести ущерба целям и идеалам этого движения подобно тому, как политические и экономические санкции США и их союзников не увенчались успехом и лишь придали динамичность революции.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Видео и фото