Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Понедельник, 22 Декабрь 2014 17:06

Либерально-прогрессивное движение и монопольный капитализм

Либерально-прогрессивное движение и монопольный капитализм
После консолидации американской экономики и подъема индустриально развитых северных штатов, с одной стороны, укрепилась власть федерального правительства, а с другой, усилились позиции капитализма.

В конце XIX века, когда в США установилась экономическая система свободного рынка на основе принципа laissez faire (невмешательства государства в экономику), находившиеся у власти консерваторы начали вмешиваться в экономические дела в пользу обладателей крупного промышленного и финансового капитала с тем, чтобы не допустить массовых протестов рабочих и фермеров. Вмешательство консервативного правительства носило преветивный характер и преследовало цель обеспечить развитие американской экономики по принципу свободного рынка, на пульсе которого свою руку держал Уолл Стрит, невзирая на экономические неурядицы, вызванные протестами рабочих и фермеров.

 

Политическая коррупция (разработка политики государства с учетом интересов только горстки граждан, т.е. владельцев крупного капитала) и коррупция экономическая (сосредоточение богатств в руках той же горстки с увеличением межклассовых разрывов) привели к появлению популистских и либерально-прогрессивных движений в США.
Популистское движение, уходившее корнями в проблемы американских фермеров, не сумело добиться необходимых законодательных реформ в силу того, что Америка продвигалась к массовой индустриализации, а политическая власть была сосредоточена в руках представителей богатой верхушки, однако либерально-прогрессивное движение, отражавшее реалии капиталистической системы, основанной на той же индустриализации, приобрело большой социально-политических размах.


Сторонники этого движения придерживаются современной либеральной философии, которая выступает за активное участие федерального государства в жизни общества. В противоположность консерваторам, которые отводят государству превентивную роль и специальные функции, стоящие на защите интересов владельцев крупного капитала перед напором рабочего класса, либерально-прогрессивное движение выступает за вмешательство государства в экономическую деятельность с целью улучшения положения рядовых граждан.
По сути, доктрина экономического либерализма не могла оградить рыночную экономику от этих потрясений, поскольку действительную власть на капиталистическом рынке с самого зарождения капитализма и либеральной доктрины всегда имели представители самой богатой прослойки населения, которые благодаря этой доктрине получали возможность неограниченного обогащения, предоставляя обществу в качестве компенсации поляризацию населения по доходам, нищету и голод на другом полюсе общества и все другие последствия вплоть до социальных революций, которые не замедлили сказаться в начале XX века, в частности, в виде ряда революций в европейских странах.


Благодаря доктрине либерализма финансово-промышленный монополизм беспрепятственно достиг своего расцвета и первого ограничительного предела, что потребовало изменения производственных отношений капитализма, передела сферы влияния созревшего олигархического капитала, в том числе и посредством войн. Поскольку концентрация экономической власти на рынке имеет свойство перетекать во все другие ветви власти, вплоть до стремления обеспечить себе мировое экономическое господство, в 1914 году разразилась Первая мировая война, за которой последовал первый всеохватывающий мировой экономический кризис 1929–1933 гг., который также пропорционально всевластной экономической мощи капитала был самым глубоким и разрушительным в истории капитализма, и надо заметить, в период превалирования в экономической политике капиталистических государств доктрины экономического либерализма. Достаточно сказать, что в США промышленное производство сократилось на 48%. Капиталистический мир охватил исключительный по остроте длительный аграрный кризис. Миллионы трудящихся, пораженные затяжной безработицей, впали в нищету. Близилась социальная революция, по радикальности подобная Октябрьской революции 1917 года в России.
В этих условиях часть стран (Германия, Италия, Япония), в которых дислоцировался монополистический капитал, отвлекая людей от социальных проблем, встала на путь фашизма, для которого их идеологи подготовили соответствующие политическую и экономическую платформу, основанную на физическом отчуждении национального богатства других народов, подготавливая новую мировую войну за передел мира. Борьба за новый передел мира стала проверкой на прочность мировой экономики, которая не выдержав такой проверки, разразилась экономическим кризисом.


Другой части стран, в частности Америке, пришлось решать проблему социального обострения в обществе немедленно в отсутствии целей милитаристского захвата кого-либо и чего-либо. Поэтому в годы Великой депрессии правительство США во избежание глубоких социальных потрясений пошло на радикальные уступки требованиям американских трудящихся. В частности, «трудовая часть «Нового курса» устанавливала минимум заработной платы и максимальную продолжительность рабочего дня, обязывала работодателей заключать коллективные договора, резко расширяла права на создание профсоюзов и содержала комплекс мер помощи безработным».
Такое решительное регулирование ситуации со стороны государства в значительной мере поубавило волну всеобщего недовольства широких слоев населения своим экономическим положением в стране. Опыт такого развития событий был немедленно использован олигархической элитой этих стран, в результате чего возникло так называемое кейнсианское учение, названное в экономической теории концепцией государственного вмешательства в рыночную экономику, или регулируемого капитализма. Она в сравнении с доктриной экономического либерализма представляла собой довольно радикальную систему переустройства экономической жизни стран с рыночной экономикой.


В основе кейнсианской доктрины вопреки установкам принципа «невидимой руки» Адама Смита в либеральной доктрине лежал принцип «неравновесия», присущий рыночной экономике, когда даже в состоянии наиболее эффективного производства могли быть ситуации недоиспользования труда или инфляции. В значительной степени Дж.М. Кейнс поднял и роль государственного регулирования экономики, обосновав условия наиболее эффективного спроса и тем самым право государства на вмешательство в процессы перераспределения доходов в пользу мало- и неимущих граждан, в том числе и путем реализации политики полной занятости, направленной на недопущение значительной безработицы, на расширение системы социального обеспечения, предлагал комплекс мер социального характера, включая выплату пособий, развитие системы долгосрочного кредита и т.д.


Видя неравновесность рыночной экономики, он также предложил «вытолкнуть» присущие лишь эффективной части экономики сбережения для стимулирования экономического роста, которые через банковскую систему должны были инвестировать как эффективных, так и слабоэффективных товаропроизводителей. Однако банки не идут на занижение своих ставок процента ниже уровня нормальной прибыли. В результате они, с одной стороны, способствуют ускоренному разорению товаропроизводителей в неэффективной (левой) части экономики; с другой, стимулируют инфляционные процессы, поскольку недостаток денежных средств для выплаты процента заставляет неэффективных товаропроизводителей всякими правдами и неправдами повышать свои реализационные цены, как например в сельском хозяйстве, требуя государственные дотации. Поэтому рекомендации Дж.М. Кейнса, по существу, радикально систему распределения и перераспределения доходов в рыночной экономике не изменили. Как увеличивался разрыв в доходах, так и продолжал увеличиваться, лишь, может быть, в более ускоренном темпе. Попытки воздействовать на состояние экономической активности в капиталистических странах с помощью кейнсианских рецептов (крупные расходы государственного бюджета, покрываемые за счет распространения займов, обильный кредит, поддержание процента на низком уровне и т.д.) привели к быстрому развитию инфляционных процессов, но не устранили хозяйственных трудностей и безработицы.


Если говорить в плане теоретического анализа, то, по сути дела, Дж. М. Кейнс предложил ряд мер экономической политики, направленных на ограничение безраздельного господства доктрины либерализма в производственно-экономических отношениях. Иными словами, он сделал попытку противостояния нарастающему воздействию той центробежной силы в экономической политике, которая, выступая в виде принципов «невидимой руки» и laissez faire, не направляет развитие экономики к выравниванию благосостояния людей и народов, а, наоборот, разгоняет ее мощь на все более удаляющуюся орбиту от этого центрального интереса людей и общества в целом.
Вот уже более 50 лет принципы кейнсианской концепции составляют фундамент капиталистической системы США. За это время консерваторы были полностью маргинализированы из-за событий Великой Депрессии 1929 г., поскольку их логика полностью утратила свою легитимность.

 

В силу того, что у консерваторов просто не имеется другой экономической теории, они не выступают против государственных расходов для уравнивания экономических отношений, а просто стараются не допустить чрезмерного увеличения расходов федерального правительства. Иными словами, половину XX века в США наблюдалось преобладание «кейнсианского консерватизма». Но при президенте Джимми Картере (1978-82 гг) маргинализация консерваторов закончилась. В противоположность логике кейнсианской экономики, когда уровень безработицы и темпы инфляции движут экономикой в двух разных направлениях, в конце 70-ых в США резко повысилась и безработица и инфляция. Кейнсианская экономика уступила место неоклассической экономике, глашатаем которой выступал Мильтон Фридман. Именно эта экономика, составляющая краегольный камень новой экономической теории конверсаторов, преобладала в США начиная со времен власти Р. Рейган вплоть до прихода к власти Б. Обамы. Она основывается на принципе «снижение налогов увеличивает стоимость всего капитала». Приход к власти Рейгана ознаменовал собой конец того факта, что «в США экономическая политика определяется по принципам Кейнса». Так что сейчас принципы неоклассической экономики уже три десятилетия составляют теоретические основы взаимоотношений государства и рынка.

Медиа

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить