Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Воскресенье, 18 Октябрь 2015 17:02

Американские базы в Израиле (часть 4)

Американские базы в Израиле (часть 4)
В различных районах оккупированной Палестины (Израиля) размещены тайные базы США, на которых хранятся запасы умных бомб и боеприпасов, ракет и прочей техники.

Также на одной из этих баз существует военный госпиталь на 500 коек.
Одна из американских баз расположена на западе г. Херцлия, другая в районе международного аэропорта Бен-Гуриона. Еще два базы размещены на территории баз ВВС Израиля Ауфда и Нафатим, на юге оккурованной Палестины. Общая стоимость вооружений и военной техники, хранящейся на этих баз, оценивается в более чем один миллиард долларов.
Базы США в Израиле носят секретный характер, большая их часть находится под землей, вход в них строго закодирован. Одна из этих баз размещена на границе западного берега р. Иордан. Ее построила немецкая фирма, а оборудование поставили сами американцы.


По соглашению, существующему между сионистским режимом и США, ответственность за безопасность этих военных баз несет Израиль и израильские компании, американцы наблюдают за их деятельностью. Некоторые источники сообщают, что в общей сложности в оккупированной Палестине находился не более 150 американских военных.
Армия обороны Израиля или «Цахал» состоит из сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил, которые находятся под непосредственным началом Генштаба.
Влияние евреев в США зародилось еще в конце XVIII века. С тех пор власти Америки всеми силами помогают т.н. еврейскому движению, в том числе образованию еврейского государства.
Так, в 2009 г. президент США Барак Обама выделил более 2,5 млрд. долларов в помощь Израиля из «внешних бюджетных ассигнований».


В 2014 г. администрация Обамы запросила 3,1 млрд. долларов только для военной помощи сионистскому режиму. Интересно, что до сих пор 2,9 млрд. долларов было выделено только на разработку и расширение противоракетных систем Израиля. С 2011 г. США вложили в разработку израильской системы ПРО под названием «Железный купол» свыше 1,3 млрд. долларов.
Многогранные отношения США и сионистского режима тесно связаны с жизненно важными интересами обеих сторон, и даже смена руководства как в Израиле, так и США не в состоянии изменить или поколебать эти прочные и стратегические отношения, тем более что хорошо организованное и сплоченное израильское лобби в правящих кругах США – в Белом Доме, Конгрессе и других властных структурах – резко снижает вероятность любого напряжения или похолодания в этих отношениях.


Предыдущее правительство США в 2007 г. подписало с Израилем договор сроком в 10 лет, согласно которому в распоряжение Тель-Авива будет предоставлено 30 млрд. долларов, преимущественно в виде военной техники.
На сегодня израильское лобби имеет в США около ста тысяч членов, 17 региональных представителей и множество частных спонспоров.


Главный фактор успехов лобби заключается в его силе в Конгрессе, где Израиль практически полностью защищен от какой-либо критики. Как только дело касается Израиля, потенциальные критики замолкают. Отчасти это объясняется тем, что ряд наиболее влиятельных конгрессменов являются христианскими сионистами. Один из них, Дик Арми, в сентябре 2002 г. сказал: «Своим основным внешнеполитическим приоритетом я вижу защиту Израиля». Вообще-то, можно предположить, что основным внешнеполитическим приоритетом каждого конгрессмена должна быть защита Америки. Кроме того, в законодательной власти представлены еврейские сенаторы и конгрессмены, работающие над формированием такого курса внешней политики, который будет обеспечивать соблюдение израильских интересов.
Другим источником могущества ЭЙПАК являются произраильски настроенные работники аппарата Конгресса. Как однажды признался Моррис Эмитей, бывший глава ЭЙПАК, «там, уровнем выше (на Капитолийском холме), работает много ребят, которым суждено было родиться евреями и которые охотно... рассматривают некоторые вопросы сквозь призму своего еврейства... Все эти ребята в состоянии принимать решения за тех сенаторов по этим вопросам... Уже на уровне аппарата удается сделать очень многое».


ЭЙПАК представляет собой ключевую деталь в механизме влияния на Конгресс. Его успех связан с возможностью поощрять законодателей и кандидатов на парламентских выборах, выражающих его интересы, и наказывать противников. Деньги играют огромную роль в американском выборном процессе (об этом нам напоминает скандал вокруг темных дел лоббиста Джека Абрамова), и ЭЙПАК гарантирует своим друзьям большую финансовую поддержку, исходящую от многочисленных произраильских политических группировок.


Всякий, кого ЭЙПАК сочтет врагом Израиля, может быть уверен, что организация выделит предвыборные пожертвования его или ее соперникам. Кроме того, ЭЙПАК занимается организацией кампаний по массовой отправке писем в СМИ и побуждает газетных редакторов поддерживать произраильских кандидатов.
Когда Говард Дин (известный деятель Демократической партии, в 1991-2003 гг. занимавший пост губернатора штата Вермонт) призвал правительство США к более «справедливому подходу» к арабо-израильскому конфликту, сенатор Джозеф Либерман обвинил его в попытке «сдать» Израиль и назвал подобные призывы «проявлением безответственности». Практически все лидеры фракции демократов в Сенате подписали заявление, осуждающее высказывания Дина. Газета Chicago Jewish Star сообщила о «неизвестных лицах... организовавших массовую рассылку сообщений на электронные адреса лидеров американского еврейства по всей стране, в которых содержались предупреждения (достаточно безосновательные) об опасности, которую Дин представляет для Израиля».


В период пребывания у власти администрации Клинтона, американская ближневосточная политика в основном формулировалась людьми, тесно связанными с Израилем или крупными произраильскими структурами. Среди них можно назвать имена Мартина Индика, бывшего заместителя главы исследовательского центра ЭЙПАК и соучредителя произраильского Института ближневосточной политики (WINEP), Дениса Росса, приступившего к сотрудничеству с этим институтом после ухода из правительства в 2001 г., и Аарона Миллера, долгое время прожившего в Израиле и часто посещающего эту страну.


Картина приобрела еще большую наглядность в администрации Буша, в составе которой были представлены такие пламенные приверженцы израильского дела как Эллиот Абрамс, Джон Болтон, Дуглас Фейт, И. Льюис («Скутер») Либби, Ричард Перл, Пол Вулфовиц и Дэвид Вурмсер. Как мы увидим впоследствии, все эти люди последовательно проводили политику, которая одобрялась Израилем и поддерживалась структурами, образующими Лобби.


Лобби стремится не допустить открытой дискуссии потому, что американцы в таком случае получат возможность задать резонные вопросы о масштабах американской помощи. Естественно, произраильские организации прилагают все усилия для того, чтобы оказать максимальное влияние на каналы масс-медиа, играющие решающую роль в формировании общественного мнения.
Произраильская сторона также преобладает в среде интеллектуальных учреждений, играющих большую роль в формировании общественного дискурса и политики как таковой. В 1985 г. Лобби создало свою собственную организацию подобного рода, когда Мартин Индик принял участие в основании Института Ближневосточной политики. Хотя этот институт и избегает демонстрировать свои связи с Израилем, заявляя, напротив, о «сбалансированном и реалистичном» подходе к ближневосточной проблематике, руководят и финансируют его люди, твердо приверженные отстаиванию интересов Израиля.


Однако влияние Лобби распространяется далеко за пределы WINEP. За последние 25 лет представители произраильских сил сумели занять руководящие позиции в Институте Американской Инициативы (American Enterprise Institute), Институте Брукингса (Brookings Institutions), Центре Политики Безопасности (Center for Security Policy), Институте Исследований Международных Отношений (Foreign Policy Analysis) и Еврейском Институте Национальной Безопасности (Jewish Institute for National Security Affairs). В этих учреждениях вряд ли работает хотя бы один эксперт, скептически оценивающий нынешний формат американо-израильских отношений.
В отличие от политических институтов и СМИ, в университетских корпусах Лобби не располагает столь эффективными инструментами контроля. В 1990-х гг., когда началась реализация Соглашений в Осло, критика Израиля была очень мягкой. Однако она заметно усилилась после краха мирного процесса и прихода к власти Шарона. Когда же весной 2002 г. ЦАХАЛ повторно оккупировал Западный берег и мобилизовал огромные ресурсы на подавление второй интифады, в образовательных учреждениях последовало шумное осуждение данной акции.


Структуры, образующие Лобби, оказывают давление на отдельных преподавателей и руководителей образовательных учреждений. Так, частым нападкам подвергается Колумбийский университет. Причина не вызывает сомнений: на одном из факультетов работал покойный Эдвард Саид. Бывший ректор университета Джонатан Коул как-то заметил по этому поводу: «Можно быть уверенным, что после любого публичного заявления выдающегося литературного критика Эдварда Саида в поддержку палестинского народа на нас обрушится шквал из сотен сообщений на электронную почту, писем и журналистских заметок с требованием осудить или даже уволить ученого». Когда в этом же заведении начал преподавать историк Рашид Халиди из Чикаго, произошло то же самое. Через несколько лет под аналогичным прессингом оказался Принстонский университет, пожелавший пригласить Халиди к себе на работу.


Осенью 2001 г., и особенно весной 2002 г., администрация Буша предпринимала ряд попыток ослабить антиамериканские настроения в арабском мире и уменьшить поддержку террористических группировок типа «Аль-Каиды». В руководстве США взяли курс на приостановку израильской экспансионистской политики на Оккупированных территориях и поддержку идеи создания Палестинского государства. В своем распоряжении Буш имел очень эффективные инструменты давления на Тель-Авив. Он мог угрожать сокращением экономической и дипломатической поддержки Израиля, в чем, несомненно, его поддержал бы американский народ.
Но несмотря ни на что, правительство не сумело изменить политику Израиля и под конец откровенно встало на его сторону, приняв апологетические аргументы последнего. По сути, американская риторика стала копировать израильские идеологические штампы. В феврале 2003 г. заголовок в «Вашингтон пост» подвел черту под историей американских инициатив того периода: «Взгляды Буша и Шарона на Ближний Восток практически идентичны». Причина столь резкого поворота состоит в эффективных действиях Лобби.


Интересно, что в иракском вопросе неоконсерваторы с самого начала были полны решимости свергнуть Саддама еще до прихода Буша в Белый дом. Именно они вызвали переполох в начале 1998 г., опубликовав два открытых письма Клинтону, в которых призывали к свержению иракского лидера. Подписанты, в число которых вошли Эллиот Абрамс, Джон Болтон, Дуглас Фейт, Уильям Кристол, Бернард Льюис, Дональд Рамсфельд, Ричард Перл и Пол Вулфовиц (многие из них имеют тесные связи с произраильскими структурами типа WINEP или JINSA), без особых проблем убедили Клинтона в необходимости падения Саддама. Но им не удалось сделать идею войны популярной в обществе. Они также не могли достичь этой цели в первые месяцы правления Буша.
Нужен был особый стимул, и он появился после 11 сентября. Именно события того дня заставили Буша с Чейни резко сменить политический курс. Теперь американские лидеры превратились в твердых сторонников превентивного удара.


15 сентября 2001 г. в Кэмп-Дэвиде Буш встретился с Полом Вулфовицом. Будущий глава Всемирного банка высказал мнение о необходимости сначала нанести удар по Ираку, а не Афганистану - невзирая на то, что никаких доказательств причастности Саддама к атаке на США не было в природе, а бен Ладен, как известно, находился в Афганистане. Буш проигнорировал рекомендацию и принял решение первым делом атаковать Афганистан. Тем не менее, с того момента вероятность начала войны в Ираке стала весьма серьезной. 21 ноября 2001 г. президент дал указание специалистам по военному планированию разработать конкретные детали операции.


Тем временем, остальные неоконсерваторы активно действовали в коридорах власти. Есть сведения о том, что такие ученые, как Бернард Льюис из Принстона и Фуад Аджами из Универстета Джона Гопкинса активно помогали убеждать Чейни в том, что война - это лучший выбор. Неоконсерваторы в аппарате вице-президента - Эрик Эдельман, Джон Хэнна и Скутер Либби (возглавлял аппарат Чейни и являлся одной из наиболее влиятельных фигур в администрации) по ходу тоже делали свое дело. К началу 2002 г. Чейни уже успел убедить Буша. При таком раскладе война становилась неизбежной.

Медиа

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить