Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Суббота, 02 Октябрь 2010 16:45

Школы и медресе в истории Ирана

Школы и медресе в истории Ирана
Вакуф или пожертвование имущества ради общественно полезного строительства, прежде всего в городах, во многом помог улучшить социальный быт и благополучие местного населения. В то же время вакуф открыл новые просторы для демонстрации и процветания архитектурных талантов иранских деятелей искусства.

Таким образом вакуфные здания превратились в своеобразные выставки иранского искусства, которое употребило немало изобретательности и вкуса в строительстве и украшении названных сооружений.

К числу вопросов, касающихся вакуфа, относятся также уход за зданиями и их постоянная реставрация. Это, кстати, позволило многим современным исследователям ознакомиться со стройматериалами и архитектурными стилями, использованными в старинных зданиях. В вакуфных письмах и завещаниях реставрации и хранению вакуфных зданий уделялось большое внимание и, как правило, все необходимые работы и соответствующие расходы расписывались построчно. Именно это скрупулезное внимание и обеспечило вакуфным сооружениям относительную долговечность.

В крупных городах вроде Исфагана, где имеется множество вакуфного имущества, возник некий социально-экономический баланс. Это одно из позитивных сторон распространения вакуфа в Иране. В разных городах страны географическая разбросанность вакуфных зданий все же следует некой логичной, экономической последовательности. Так, например, обычно несколько вакуфных зданий, таких как мечеть, медресе, караван-сарай, рынок и баня, расположены как правило рядом друг с другом и создают целостный архитектурный комплекс. Как следствие, строительство новых зданий в городах велось по некой системе. Изучение карты местностей в г. Исфагане свидетельствует о том, что не менее чем в 20 районах этого города существовали комплексы вакуфных сооружений. Это не только способствовало благоустройству и процветанию города, но и придавало ему системный характер. Как свидетельствует история, «золотой эрой» вакуфа в Исфагане была эпоха правления династии Сефевидов, прежде всего шаха Аббаса Первого. Сефевидские шахи всеми силами поощряли вакуф и сами пожертвовали немало имущества, особенно в священных городах, Мешхеде, Куме, Ардебиле и Исфагане. Одним из главных вакуфных зданий на протяжении истории Ирана были школы и медресе.

Просвещение подразумевает целенаправленное обучение детей и подростков в предназначенных для этого специальных заведениях. Этот процесс зародился в незапамятные времена и существовал в той или иной форме на протяжении всей истории, а сегодня является одной из обязательных основ любого прогресса. Иранцы, как известно, внесли огромный вклад в развитие и распространение науки и просвещения, так что исламская цивилизация своим процветанием в значительной степени обязана усилиям иранских преподавателей и ученых. Хаджи Низам-аль-Мульк, ученый и мудрый визирь сельджукского султана Малик-шаха, в числе прочих своих исторических начинаний, распорядился о строительстве и оснащении различных учебных заведений в пределах султаната, которые получили название «Низамия». Низамии существовали в таких городах, как Исфаган, Багдад, Нишабур, Балх, Мерв и Амоль. Эти учебные заведения действовали круглосуточно. Интересно, что во всех низамиях преподавались системные предметы, программа которых разрабатывалась под наблюдением самого Низам-аль-Мулька. Такая учебная программа сохранилась практически без изменений на протяжении полутора столетий. Ибн-Джаузи, историк 13 века, пишет, что эти школы строились либо на вакуфном имуществе либо на деньги, полученные от вакуфного имущества. Зачастую для библиотек этих учебных заведений жертвовались вакуфные книги. К примеру, в библиотеке Багдадской Низамии хранилось 6 тысяч томов вакуфных книг. В числе самых знаменитых преподавателей низамии можно выделить имама Мухаммада Газзали, выдающегося иранского ученого и мыслителя.

Современный иранский историк и исследователь покойный доктор Абдульхусейн Зарринкуб в книге «Побег из школы» пишет: «Школы Туса, конечно же, не были так известны, как школы Нишабура, но тем не менее пожертвования книг со стороны благодетельных и состоятельных людей вполне удовлетворяли научные потребности тех мыслителей и факихов, которые стремились найти в книгах забытые истины».

История также свидетельствует, что многие ученые и писатели часто завещали свои библиотеки и имущество на вакуфные цели, в частности для учебных заведений. Известный иранский писатель и историк 13 века Масуди и живший в 11 веке ученый и писатель Сахиб-ибн-Ибад завещали свои книги учебным заведениям в своих родных городах. То огромное значение, что ислам придавал науке и ученым, во многом способствовало распространению научных познаний и письменности в целом в мусульманских странах. Выдающийся путешественник и географ Ибн-Батута в своих путевых заметках пишет: «В местечке под названием Салихия в Дамаске я видел медресе, которая была предназначена для изучения и обучения Корану, причем стипендии для студентов и зарплата преподавателей выплачивалась полностью из вакуфного имущества».

Хоаф – это один из районов г. Торбат-Хейдария на северо-востоке Ирана, который также называется Херад-герд (в переводе «место для ученых или умных»). Исторические документы говорят о том, что в прошлом в этом местечке находилась крупная низамия. На одной из стен руин учебного заведения была прикреплена надпись, которая была затем перенесена в Музей древнего Ирана, а сейчас известна под названием «Скрижаль Низам-аль-Мулька».

На основании сохранившихся документов, медресе г. Херад-герда представляло собой учебное заведение с четырьмя эйванами (верандами) и квадратным внутренним двором. Здание было сооружено из обожженного кирпича, причем в некоторых сохранившихся частях здания видна зигзагная кирпичная кладка.

Известный французский археолог Андре Годар, который произвел большую часть археологических раскопок и исследований этой низамии, в книге «Памятники Ирана» пишет: «Это здание, об эпохе постройки которого свидетельствует само имя ее выдающегося основоположника, т.е. Низам-аль-Мулька, может считаться эталоном такого рода сооружений с четырьмя эйванами. Фактически, по четырем сторонам квадратного двора располагались четыре эйвана или веранды различных размеров, которые доминировали над одноэтажными постройками».

Андре Годар по поводу надписи, найденной в этой школе, которая, кстати, считается одной из самых красивых скрижалей в Иране, пишет: «Данная надпись настолько твердо облеплена глиной и грязью, что долгое время полагали, что сама скрижаль изготовлена из сырой глины. Впоследствии однако выяснилось, что сделана она из обожженной глины и желтого кирпича самой высшей пробы. Надпись отличается разнообразными узорами и арабесками. В числе прочего, она прославляет основоположниками школы, а именно незабвенного Низам-аль-Мулька».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Видео и фото