Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Четверг, 20 Июнь 2013 16:10

Али Шариати - вдохновитель Исламской революции

Али Шариати - вдохновитель Исламской революции
Имена Хомейни и Шариати в Иране знают все. Первый стал основателем Исламской республики, второй – внес огромный вклад в то, что революция 1979 г. свершилась.

Но сам не дожил до нее.

Он родился и вырос в очень религиозной семье (дед Шариати был знаменитым улемом; отец - известным исламским активистом). Али Шариати окончил педагогическое училище в Мешхеде, литературный факультет Мешхедского университета, где интересовался историей религий, реформаторским движением в исламе, увлекался западной философией, культурологией, социологией, познакомился с трудами Фанона, Тойнби, марксистских теоретиков. Как один из лучших студентов он продолжил свое образование в Сорбоннском университете, где изучал социологию, философию, религиоведение, историю. Во время своего обучения Шариати слушал лекции Э. Фромма, М. Вебера, Э. Дюркгейма, Г. Маркузе, Л. Массиньона, Ж.-П. Сартра, А. Лефевра, более того, был близко знаком с Сартром, Массиньоном, Фаноном. В частности, он помогал Массиньону в исследовании, посвященном жизни и личности дочери Пророка Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство) и жены Али Фатимы (да будет мир с ними), а экзистенциализм Сартра оказал существенное воздействие на философию самого Шариати. Также, во многом под влиянием Массиньона, Али Шариати проявил интерес к теории искусства, занялся исследованиями по проблеме взаимодействия искусства и религии. Закончив Сорбонну и получив степень доктора истории, Шариати вернулся в Иран и преподавал в новом тегеранском теологическом центре "Хусейнийе Иршад", где претворял в жизнь собственную концепцию реформы исламского религиозного образования и стал одним из виднейших идеологов исламского сопротивления монархии. В 1973 году центр был закрыт властями, а Али Шариати был арестован по обвинению в "антиправительственной пропаганде".

Всю свою жизнь Али Шариати был борцом с шахским режимом, членом нелегальных оппозиционных мусульманских организаций, подвергался неоднократным арестам и тюремным заключениям. В 1977 году, спасаясь от преследований шахской охраны, Шариати был вынужден покинуть Иран и поселиться в Англии. 19 июня 1977 года он был найден мертвым в своей лондонской квартире. Хотя по официальной версии смерть Шариати наступила в результате сердечного приступа, имеются все основания подозревать в его гибели САВАК (тайная полиция шахского Ирана).

Он был светский интеллигент, смелый и оригинальный мыслитель. Перетолковывая шиитскую доктрину, он оспаривал у духовенства, (реакционного в его глазах, ограничившего Ислам стенами медресе и мечетей, пресекающими любое движение мысли среди мусульман), право на интерпретацию вторичных религиозных положений.

Он критиковал подход шиитских теологов, согласно которым власть считается грязной, т.к. до прихода Махди мир наполнен мраком, и поэтому, прибегая к такыйе (сокрытие веры), следует проявлять внешнюю лояльность. Шариати предлагал не сводить шиизм лишь к самобичеванию и ожиданию мессии, а рассматривать его как продолжение борьбы шиитских имамов против несправедливого социально-политического устройства.

В философии Шариати чувствовалось влияние марксизма. Он был лично знаком с Жаном-Полем Сартром, изучал и общался со многими другими крупными левыми интеллектуалами. Но при этом он отрицательно относился к марксизму за атеистическую и материалистическую направленность. Он утверждал, что Ислам – срединный путь между материализмом и идеализмом, социализмом и капитализмом, но которому, по мнению Шариати, присуща идея построения бесклассового общества.

Мыслитель не стеснялся оперировать понятием «социализм» для обозначения общественного устройства, созданного религиозными людьми и основанного на религиозных морально-этических и правовых принципах. Не стеснялся настолько, что позволил себе заменять традиционную ритуальную формулу, с которой начинается Коран: «Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного», на «Во имя Бога обездоленных».

Шариати также истолковал обряд хаджа, во время которого бросают камни в трех идолов, символизирующих сатану, как побивание капитализма, деспотизма и религиозного лицемерия. Кроме того, он принес в исламский лексикон терминологию классовой борьбы, передав оппозицию «угнетатели»-«угнетенные» кораническими терминами мустакбирин (надменные) и мустадафин (обездоленные).

В этой связи Шариати обращал внимание на процессы пробуждения народов третьего мира, подчеркивая, что они вступают в период, сходный со временем зарождения исламского общества в Медине при Пророке (мир ему).

Чтобы вернуть Исламу место на острие социально-политической борьбы (как ее идеологическому обоснованию), и вместе с тем возродить его роль как движущей силы в жизни индивида и общества, Шариати предлагал воспользоваться «методом пророка», который, по его словам, сохранил форму и традиционное содержание, имевшие глубокие корни в обществе и привычные многим поколениям людей, но изменил их сущность – дух, направление и практическую реализацию – в революционном, активном и непосредственном направлении.

Он считал, что путем такой борьбы ( которую должны вести благочестивые, закаленные и, как правило, молодые моджахеды и «осведомленные личности», т.е. исламская интеллигенция), должно быть установлено бесклассовое общество. А целью этой борьбы   станет формирование «совершенного человека» в таухидной системе.

Он воспринимал Ислам как идеологию обездоленных масс, осознавших свое бедственное положение и восставших против тирании под руководством «осведомленной личности». Иначе говоря, он уделял важнейшее значение массовому движению, а не только группе избранных.

В целом, можно отметить, что Шариати предложил мусульманам проект модернизации на исламской почве с левацким уклоном и без вестернизации, представил ислам как универсальный революционный проект, обосновал необходимость диалога исламского политического движения с левыми нонконформистскими силами на Западе, выступил против клерикализма в любом виде.

Для Шариати, знакомого с европейскими идеями «новых левых» и «новых правых», прошедшего через горнило западного образования и сохранившего верность исламу, ислам виделся как истинно революционная сила, способная противостоять наступающему унитаризму и глобализации. Истинно радикальным исламом Шариати считал шиизм. Для Шариати доктрина о «сокрытом имаме Махди» означала активные действия, она должна была заставить шиитов быть готовыми к явлению в этот мир Махди в любое, непредвиденное время. «Сокрытый имам живет, скрыто в реальном мире, среди людей. Принимая различный облик».

По мнению Шариати, после сокрытия имама Махди миссия претворения данной реформы в жизнь и руководства должна быть возложена на того, кого философ называет осведомленной личностью: на человека, обладающего знанием, осознающего проблемы своего общества и чувствующего ответственность за судьбу ислама и народных масс. В данном случае речь идет не о знаниях, приобретенных в ходе изучения исламских наук или получения светского образования, ибо "знание - это свет, который Аллах зажигает в сердце того, кого пожелает". Согласно гносеологической концепции Шариати, подлинное знание в исламском смысле находится не вне человека, а в нем самом, ибо Аллах "научил человека именам", заложил в человеке предпосылки понимания. Ни муджтахиды и улемы (которых Шариати называет ответственными за то, что народ не знает сущности ислама), ни светские интеллектуалы (их мыслитель обвиняет в незнании проблем своего общества, изоляции от народа) не могут считаться осведомленными только в силу того образования, которое они получили, ибо оно не гарантирует понимания и обретения чувства ответственности. Осведомленный человек должен выполнять ту же функцию, что и пророк и имам, только до наступления сокрытия имама Махди он избирался непосредственно Аллахом, а во время сокрытия умма формирует правительство из наиболее талантливых и одаренных людей, которые выбирают руководителя, который ведет народные массы к заветной цели - построению живущего по законам ислама таухидного общества, в котором отсутствует деление на классы, нет частной собственности и угнетения. Образцом религиозного вождя, осведомленной личности Шариати считал имама Хомейни (Да упокоит Аллах его душу).

Многие положения Шариати были заимствованы аятоллой Хомейни, основателем Исламской республики Иран, но с оговорками. Мыслитель также оказал огромное влияние на революционные массы в Иране самого разного толка. И это его основное достижение. В целом же, идеи Шариати в силу их радикального реформистского настроя по отношению к наследию прошлого остались уделом интеллектуальной элиты.

Если его идеи можно охарактеризовать как «революционный Ислам», то хомейнизм – это «Исламская революция».

Медиа

Комментарии   

 
0 #1 Владислав 20.06.2013 17:19
Прекрасная и полезная статья с хорошим философским анализом. Не думал, что во мне столько стереотипов относительно Лидеров Исламской революции. Оказывается в исламском обществе ВОЗМОЖНА ДИСКУССИЯ ДАЖЕ НА МУСУЛЬМАНСКУЮ ТЕМАТИКУ! Всегда думал, что в Иране инакомыслие просто искореняется. Ещё раз спасибо за познавательную статью.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Видео и фото