Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Пятница, 07 Август 2015 14:09

Связь иранского кинематографа с литературой

Связь иранского кинематографа с литературой
Необходимо помнить, что жизнь кинематографа короче жизни других видов искусства.

Однако наряду с этим этот молодой вид искусства сумел обогнать другие формы творческой деятельности и максимально использовать силу своего влияния на зрителя. На этом пути другие виды искусства оказали помощь, сделав его более сильным.
С самого начала возникновения кинематографа литературная адаптация заняла особое место в нем. Заимствование сюжета из известных литературных работ всегда предоставляло относительную гарантию успеха для создателей картин.


Однако, несмотря на то, что литературная адаптация является символом разнообразия и успеха для кинематографа, много раз зрители после просмотра картины оставались недовольными, заявляя «Книга была интереснее и фильм не дотянул». В этом случае, возможно, мы согласимся, что кинематографу никогда не удастся достичь изящества литературы, и лишь слово может передать чувства, мысли и задействовать воображение читателя. Однако нам необходимо принять тот факт, что используя современные возможности и технологии, кинематограф может предоставить зрителю картинку, которая выходит за пределы слова и художественные изложения. Многие возможности, имеющиеся у кинематографа в современную эпоху, демонстрация внутреннего состояния и чувств с помощью мимикой лица и жестикуляцией тела принадлежат к качествам, которые отличают кинематограф от других видов искусства, что противопоставляет сторонников кинематографа любителям литературы.


Однако в любом случае кинематограф имеет самые тесные связи с литературой. Примерно половина картин, которые получили известность и любовь зрителя не международном уровне, являются литературной адаптацией. К этим шедеврам можно причислить «Унесенные ветром», «Крестный отец», «Пролетая над гнездом кукушки», «Гамлет», «Война и мир» и другие.
Также мы можем назвать имена писателей, которые предшествовали этому виду искусства, кроме мировой славы в литературе, они стали объектом наибольшего внимания режиссеров. К примеру, Уильям Шекспир, Фёдор Достоевский, Лев Толстой, Эрих Кестнер, Чарльз Диккенс и Александр Дюма. Кроме этого пьесы Антона Чехова, Мольера, Генрика Ибсена, Теннесси Уильямса и десятков других превратились в сценарии к фильмам. Результатом этих работ стали известные и ценные фильмы.


Как показывает статистика, иногда фильмы снимаются на основе литературного произведения, которое в различные исторические эпохи рассматривается с разных точек зрения. К примеру, на основании пьесы «Король Лир» Уильяма Шекспира были сняты десятки фильмов в разных странах, однако все они отличаются друг от друга взглядом на события в произведении. В результате зрителю представляется новое изложение.


С первых лет своего возникновения иранский кинематограф обратился к адаптации литературных произведений, укрепив свое взаимодействие с литературой. Несмотря на то, что эти отношения иногда ослабевали или усиливались, благодаря этому взаимодействию удалось представить блестящие образцы, которые свидетельствуют о взаимодействии удачного выбора известного литературного произведения и таланта и знакомства режиссера с литературой и кинематографом.


Первый режиссер иранского звукового кино Абдуль Хосейн Сапанта стал первым режиссером, который обратился к литературной адаптации и в 1935 году снял фильм «Ширин и Фархад». Сюжет фильма вращается вокруг интереса Фархад к принцессе Ширин, который для того, чтобы быть с ней решается на сложные испытания. Этот рассказ был взят из стихов иранского поэта Низами Гянджеви, поэзия которого пользуется популярностью в персидской литературе. Кроме режиссерства этой картины, Абдуль Хосейн Сапанта также сыграл в ней роль Фархада.


Через два года после успешного показа этой картины, режиссер опять обращается к поэзиям Низами и сюжетом своей следующей картины делает рассказ «Лейла и Маджнун». Он опять затрагивает тему любви двух молодых людей Лейлы и Маджнуна и их страданий в разлуке. Ему удается создать дорогостоящую, однако душещипательную картину.


После этого постепенно режиссеры стали обращаться к адаптациям романов и рассказов. На этом пути были сняты некоторые картины по мотивам известных произведений мировой литературы. В целом с 1930 года по 2010 в иранском кинематографе было снято более 3 тысяч фильмов, среди которых 1,5% (около 50 названий) было снято по мотив неиранских литературных произведений.
Эта статистика является показателем того, что для написания сюжета иранского фильма метод адаптации иностранного литературного произведения был последним распространенным методом в Иране.


Также необходимо добавить, что в годы до Исламской революции произведения Уильяма Шекспира, Андре Моруа, Александра Дюма, Марка Твена, Дафны дю Морье и Федора Достоевского имели больший успех среди иранских режиссеров.


С победой Исламской революции в 1979 году в кинематографе появилось новое поколение режиссеров, которое изменило взгляд на литературу. Первой темой для них, естественно, стало внимание к гнету, причиненному низшим слоям общества, и обнародование настоящего лица падшего режима. Таким образом, были сняты первые картины с подобными сюжетами, что привлекло внимание иранских режиссеров к мировой протестной литературе.


Произведения Джона Стейнбека и Антониса Самаракиса стали первыми образцами, на основании которых были сняты картины «Волна бури» и «Слабая точка». Каждая из этих картин была посвящена деспотизму бывшего режима.


Иранский преподаватель и критик доктор Хосейн Пайанде сказал: «Иногда литературная адаптация позволяет фильму превратить письменные элементы текста в кадр и на деле попытаться сделать перевод этой картинки».
Одним из явных доказательств его слов является фильм «Капитан Солнце» режиссера Насера Такваи, который взял за сценарий для своего фильма роман «Иметь и не иметь» Эрнеста Хемингуэя.
На самом деле Насер Такваи вернул произведение «Иметь и не иметь» на свою родину. Ему с таким успехом удалось адаптировать личность капитана сюжета к местной географии, что по происшествию 28 лет его работа до сих пор считается примером в этой отрасли.


Роман «Иметь и не иметь» рассказывает о рыбаке, который на лодке занимается контрабандой между Флоридой и Гаваной. Он сдает в аренду свою лодку богатым американцам и отвозит их в море на рыбалку. Однажды один из американцев уходит, не заплатив рыбаку за лодку. Рыбак для того, чтобы получить свои деньги, решается на обман группы пассажиров и обещает перевезти их в США, таким образом, ему удается получить необходимые деньги.
Однако в ходе побега от стражей правопорядка он теряет свою руку. В конце концов, он получает пулю от одного из своих пассажиров и погибает.


Точное знакомство режиссера с героями, этническими особенностями и географией южного региона Ирана, умение писать пьесы, взвешенная режиссерская работа и приемлемая игра актеров принесла удачу фильму «Капитан Солнце» среди серьезной аудитории.


В этом фильме сохранена верность общей атмосфере рассказа. Элементы и среда рассказа были мудро передана в атмосферу южного региона Ирана и жизни его общества. Многие читатели этого романа и зрители фильма «Капитан Солнце» уверены, что общая атмосфера фильма в конце очень близка к чувствам, которые возникают во время чтения романа Эрнеста Хемингуэя. Еще одним доказательством этого служит то, что большинство героев, которые перекочевали из романа в фильм, получили преображение в рамках местных подходящих и правдоподобных персонажей.
Дорогие радиослушатели, сегодняшнюю тему мы продолжим в следующем выпуске. Всего вам хорошего. До свидания.

Медиа

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Видео и фото