Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Пятница, 24 Июль 2015 12:37

Иранский режиссер Мохсен Махмальбаф

Иранский режиссер Мохсен Махмальбаф
Как и в предыдущем выпуске, сегодня мы затронем тему "фестивального кино".

В прошлый раз мы говорили о процессе формирования этого жанра кино среди иранских режиссеров.
Необходимо отметить, что группа молодых режиссеров, которая стремилась к славе и обсуждению на иностранных фестивалях, снимала картины согласно вкусам организаторов фестивалей.
Одним из таких режиссеров является Мохсен Махмальбаф, который испытывал странную нужду в признании другими. Все это, а также его окружение и другие личные причины послужило тому, что его жизнь отмечена многими взлетами и падениями за последние несколько десятилетий.
Мохсен Махмальбаф родился в 1957 году в одном из бедных районов Тегерана. С самого детства он работал как рабочий из-за острой финансовой нужды в семье. В молодости он начал заниматься военно-политической деятельностью, направленной против пехлевийского режима. По этой причине в одном из вооруженных конфликтов он был задержан и заключен под стражу.
После победы Исламской революции Махмальбафу удалось освободиться из тюремного заключения. После этого он начинает заниматься режиссерской деятельностью и написанием историй. Поскольку у него не было опыта в этой области он начал совершать нападки на других и делать странные заявления, чем вызывал удивление у окружающих.


В качестве примера, в одном из интервью он сказал, что готов повесить на себя гранату и взорвать иранских режиссеров, которые снимают сатирические фильмы.
С самого начала Махмальбаф был радикально настроенным режиссером, который испытывал огромное перевозбуждение при создании своих работ. Большинство его картин являются лишь отражением его чувствительной реакции на события. По этой причине его работы столкнулись с одной из самых бурных реакций в обществе.


В то время большинство качеств его личности развивались под чувством угрозы, которое предупреждало его относительно собственного будущего. В качестве примера, один из критиков так писал о нем: «Я испытываю сильный страх от последствий деятельности этого режиссера. Кинематограф как огонь, с которым играет Махмальбаф. Это опасно, по той причине, что он не сжигает ковер, дом, город и свое время, однако он уничтожает все».


Однако реакция на подобные заявления не является удивительной. Картины этого режиссера постепенно начали привлекать внимание некоторых критиков и организаторов международных фестивалей. Он получил лестные отклики и разноцветные награды за свои работы.
В первые годы после Исламской революции он был известен как революционный и религиозный режиссер. Однако вскоре его работы и заявления превратились в символ для радикальных течений. В то время он каждого измерял по революционным критериям. Постепенно он претерпевает таких изменений, что решает обратиться к Западу с просьбой о предоставлении убежища. Махмальбаф начинает снимать фильмы, которые не только не имеют никакого отношения к его прошлому, но и вообще противоречат ему. Его фильмы сняты на тему половых отношений, первичности материи и или же вопросов, в которых он пытается объяснить идейные основы сект, искажая понятия с целью сделать их приемлемыми.


В его практике даже есть картина, снятая в Байт аль-Мукаддас, с целью вызвать разговоры о себе на международном уровне. Эта картина получила признание сионистского режима на одном из кинофестивалей. Кроме того, что такой поступок режиссера столкнулся с негативной реакцией внутри Ирана, он вызвал широкие мировые протесты. Многие представители этого вида искусства выступил против его действий.


Однако правда заключается в том, что все это не имеет никакого значения для Махмальбафа, поскольку всего его надежды и желания были направлены на то, чтобы вызвать обсуждения о себе и прославить ряд западных критиков на таких мероприятиях, как международные фестивали.
Он пытался привлечь их революционными лозунгами, а если ему это не удавалось, он начинал обсуждать политические вопросы и темы, такие как физическая любовь, интересные западному зрителю. Он даже снял картины под именем своих детей и супруги. Используя знакомства с организаторами фестивалей, он выносит их на обсуждение на международных мероприятиях.
Также примечательны постоянные заявления Махмальбафа о том, что он был вынужден покинуть Иран из-за репрессий внутри страны. Однако изучение его режиссерского опыта показывает, что во время своего нахождения в Иране он мог говорить все, что ему вздумается, имея в своем распоряжении огромные удобства для создания своих работ. Созданные им работы отправлялись из Ирана на международные мероприятия.


Необходимо отметить, что все галюцинации беспорядочного ума Махмальбафа обсуждаются на западных трибунах и СМИ. Он словно представляет, что никто не имеет опыта подобного ему. Даже можно сказать одним предложением, что работы Махмальбафа больше соответствуют его неустойчивым личным убеждениям, которые переходят к проблемам искусства и кинематографа.
Бахман Гобади - еще один режиссер, который обманулся ложным миражом фестивалей, разноцветных наград и непостоянными поощрениями, отдаляясь от главного пути искусства.
Он родился в 1969 году в западной части Ирана. Гобади обучался на кинематографическом факультете, однако на полпути он решает прекратить учебу и приступить к созданию короткометражных фильмов.


Снятные им короткометражные работы постепенно привлекают внимание отечественных и иностранных фестивалей, благодаря чему он получает ряд наград. После этого он обращается к полнометражным картинам, присоединясь к кругу профессиональных режиссеров. Большинство его картин было снято в Курдистане на западе Ирана. В основном сюжет его картин вращался вокруг исторических и социальных курдских вопросов. Однако параллельно с этим он придерживался радикальной политической позиции, из-за которой его картины снимались именно под подобными лозунгами. Вскоре на международных фестивалях он начал восприниматься как оппозиционный режиссер.


Кроме того, что работы Гобади акцентируются на конфликтных вопросах этнических групп, он выносит на обсуждение политические проблемы и выражает свой протест против правительства таким образом, что ему удается получить приветствие на западеных фестивалях.
Политические поощрения организаторов фестивалей этого режиссера сделали подобные темы в его картинах более яркими.


Одна из последних его работ «Сезон носорогов» превратилась в радикальное политическое заявление против его народа, страны и правительства. Искажая историческую реальность, он стремится изобразить историю интересную иностранным критикам. Таким образом, его картина, которая отмечается ложью и отсутствием морали, вышла на экраны.
По его словам, он обладает политической позицией, однако его работы показывают, что на самом деле он стал политическим инструментом.


Однако тема, поднятая в картине, не вызвала такого интереса настоящих любителей кино, поэтому режиссеру не удалось получить хвалебных отзывов. В его последней работе визуальня красота и поэтическое изложение стало жертвой преувеличенных и неприемлемых политических заявлений.


Необходимо отметить, что уже долгое время Гобади не считает себя режиссером, который снимает иранские фильмы, он чаще называет свои работы курдскими. Однако подобное случается очень редко, чтобы в иранском кинематографе режиссер как представитель любого религиозного направления или этнической группы пытался отделить себя от иранского народа.
Его антииранская деятельность и попытки привлечь внимание врагов Ирана внутри страны столкнулись с негативной реакцией режиссеров и любителей кинематографа. За пределами страны он стал известен как марионетка международных фестивалей и обществ.


Односторонний и горький взгляд на протяжении всей картины "Сезон носорогов" и картинка, которая представляется после Исламской революции, на самом деле направлена на оправдание обвинений США против Ирана. Это тот образ Ирана, который США хочет навязать международным общества, по этой причине одна из американских кинокомпаний покрывает расходы Гобади его режиссерских экспериментов.


Дорогие радиослушатели то, что вы услышали об этих режиссерах, является одной из задач, с которыми сталкивается современное иранское кино на протяжении многих лет после Исламской революции.


Факт развития кинематографа благодаря победе Исламской революции было настолько тяжело принять и поверить для Запада и международных кругов, что они различными способами пытались нанести вред этому молодому и радостному деревцу. Саженец, который несколько десятилетий орошался, смог превратиться в зеленое и могучее дерево, сладкие плоды которого – это благородные, гуманные и мощные фильмы, которые имеют много поклонников по всему миру.
Оставив позади много взлетов и падений, сегодня иранский кинематограф уже не боится происков Запада, его обманчивых действий и ловушек, расставленных на его пути.


Если кто-то не заметит этих ловушек, естественно, он навредит себе сам, но это не нанесет ущерба данной отрасли искусства Исламской революции и благородному и гумманному иранскому кинематографу.

 

Медиа

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Видео и фото