Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Пятница, 19 Декабрь 2014 13:45

Иранский режиссер Али Хатами

Иранский режиссер Али Хатами
В прошлой передачи мы отчасти рассмотрели иранское историческое кино и сказали, что создание исторических картин после победы Исламской Революции вышло на новый уровень и ряд режиссеров обратились к различным отраслям этого жанра кинематографии.

Результатом внимания режиссеров к истории стало создание картин, основанных на жизни пророков, а также начало появления Ислама. Однако иранские режиссеры обратились и к другим периодам иранской истории и различные исторические отрезки изобразили в кино.
Покойный Али Хатами иранский режиссер, почти все работы, которого соотносятся с историей или историческими личностями. Он был писателем и режиссером, который имел особый интерес к иранской истории и культуре, в результате чего его работы выделяются среди других. В этом выпуске мы ознакомимся с его жизнью и работами.


Али Хатами родился в 1323 (1944) году в Тегеране. Он получил высшее образование в институте драматических искусств на факультете драматургии. Он начал свою деятельность в искусстве с написания сценариев, которые в дальнейшем были поставлены на сцене. Затем он обратился к режиссуре, первая его работа был основана на иранской сказке «Лысый Хасан». В этой картине режиссер использовал новые культурные, исторические и искусствоведческие элементы, благодаря чему публика и критики приняли этот фильм.


Хатами на протяжении многих лет своей деятельности в кино и телевидении при сотрудничестве с наилучшими съемочными группами иранского кинематографа создал 15 фильмов и три сериала.
Али Хатами во время работы над своим последним фильмом «Мир борца Тахти» был госпитализирован с диагнозом рак и в месяце Азар (ноябрь-декабрь) 1375 (1996) года умер. На его надгробном камне написали фразу из его фильма: «Веру огня невозможно потушить».
В одном из интервью Али Хатами сказал: «Интересующие меня темы и мои фильмы превышают обычные размеры кинематографии. Если мы хотим развиваться, необходимо заняться более великими делами и пойти на определенный риск. Мы в иранском кинематографе имеем возможность заняться любым делом, потому что для этого у нас все это. Чего нам бояться?»


У Хатами всегда была мечта изобразить иранские символы и мифологию и для сегодняшнего поколения рассказать об истории Ирана. Его последней работой стал фильм, который знакомит и прославляет известного иранского борца Голамрезу Тахти. Режиссер так отзывается о Тахти: «В начале изучение таких личностей так Голамреза Тахти кажется простым делом, поскольку исследования о современных успешных людях, как минимум предоставляет исследователю живые и свежие документы. Однако возможно случай с Тахти является исключением и неожиданностью. Тахти в умах людей был и останется символом героизма и чемпионства».


Али Хатами в конце своей жизни написал сценарий о жизни пророка Мухаммед (Мир ему и благословение Аллаха), который, к сожалению, так и не смог воплотить в жизнь. Известный иранский актер Иззаталлах Энтезами, который играл роли во многих фильмах Али Хатами, так отзывается о фильме «Последний пророк»: «Этот фильм связан с жизнью Мухаммеда (Мир ему и благословение Аллаха), который Али Хатами хотел воплотить в жизнь. Если бы ему удался этот замысел, несомненно, что этот фильм стал бы выдающимся не только в иранском кинематографе, но и в мировом тоже».
Али Хатами считал архитектуру хорошим способом передачи содержания фильма. Использование традиционных и древних построек и окрестностей является одной из главных особенностей его работ, благодаря чему зрителю всегда передавалась особая атмосфера. Использование архитектуры послужило тому, что он подал план строительства съемочного комплекса для создания исторических фильмов.


Работа по строительству съемочного комплекса «Газали» началась с 1358 (1979) года вблизи Тегерана со смелостью, стойкостью и усилиями Хатами и иранского проектировщика Валиуллаха Хакедани. В этом комплексе находится городское пространство древнего Тегерана конца каджарского периода и начала пехлевийской периода (двадцатые годы ХХ столетия). В этом комплексе древний Тегеран реконструирован на основании оставшихся документов и фотографий Тегерана. До сегодня был снят целый ряд фильмов в этом комплексе. Также существуют фотографии этого комплекса в после революционных фильмах и сериалах Али Хатами, что привело к тому, что исторические фильмы этого режиссера стали визуально притягательны. В последующие годы были присоединены и другие части к «Газали», в которых были сняты фильмы, повествующие о начальном периоде возникновения Ислама.


Одной из особенностей фильмов Али Хатами является их неразрывная связь с выражениями и диалектами простого народа. Использование просторечных диалогов, которые присутствуют практически во всех работах Али Хатами, стало «визитной карточкой» режиссера, что сделало его картины исключительными. Диалоги и техники строились на поэтических аллюзиях, намеках и метафорах персидского языка. Он пытался превратить свой сценарий в оправленную драгоценность в рамку использования лексики в персидском языке. Такое профессиональное использование языка он перемешал с цветными, яркими и оригинальными изображениями и создал выдающиеся фильмы иранского кинематографа. Его работы до сих пор не имеют аналогов в иранском кинематографе.
Необходимо отметить, что режиссер профессионально использовал весь потенциал иранского театрального искусства в отношении тем, связанных с кино. В качестве примера можно привести использование традиционного представления «Баггалбази» (в перевод с персд. шутовство, скандал) в сериале «Султан Сахебкаран» и изображение профессии повествователя преданий в фильме «Хаджи Вашингтон». Кроме этого в сериале «Тысяча рассказов» используются различные способы и методы традиционного представления Ирана и умело управляя ими, режиссер задействует их в основе своих работ.


В большинстве работ Али Хатами используется иранская музыка в качестве дополнения к фильму. Поскольку режиссер интересовался историей музыки, он использовал традиционную иранскую музыку при создании своих картин. Фильм «Дель шодеган» это историческое повествование о музыкантах времени династии Каджаров, который считается одним из самых выдающихся фильмов иранского кинематографа. В этом фильме актеры, музыкальное сопровождение, разработка сцены и одежды и все элементы изображены в определенном отрезке истории Ирана, которое сопровождается особым повествованием Али Хатами.


Необходимо отметить, что использование иранской традиционной живописи при изображении картин и оформлении картин является особенностью этого режиссера.
Снятые фильмы и сериалы под режиссерством Али Хатами наполнены образцами иранской живописи различного стиля. Живопись кофейных заведений является традиционной живописью, называемой «Миниатюрами» или современной живописью периода Каджаров. Также интерес к живописи в будущем послужил мотивацией для создания фильма под названием «Камаль оль Мольк», повествующий о сложностях жизни известного иранского живописца Камаля оль Молька. Также в этой работе он обратился с критикой деспотичной политики, бесполезного правительства и двуличности каджарского двора. Эта работа превратилась в бесценный труд в кинематографической области Ирана.


Хатами никогда не создавал картин «наполовину точных» и «наполовину реальных», вместо этого он воспроизводил прекрасные образцы мечтаний. По поводу этой особенности работ Хатами много написано и сказано. Некоторые считают это недостатком в работе режиссера, но большинство воспринимает это как образ его силы.
Необходимо сказать, что такой взгляд на историю имеет тесную связь с искусствоведческой точкой зрения Хатами. Он сказал: «Тот, кто говорит, что все исторические повести рассказаны с чужой точки зрения и в них совершено вмешательство, я в качестве профессионала в исторической области хотел бы рассказать их языком кино, вмешиваясь в историю согласно своим предпочтениям».


В одной из своих записей он рассказал о собственных предпочтениях в историческом кино: «Язык, история и культура Ирана являются одними из моих главных интересов. С одной стороны, моя цель заключается в том, чтобы показать в фильмах культуру иранцев. С другой же стороны, я хочу представить мой вариант социально-исторических и культурных событий. Я буду надеяться и прилагать усилия, чтобы достичь определенного иранского стиля повествования и шлифовки иранского кино. Я ищу связь с иранским зрителем. Другими словами, я хочу достичь такой изящности стиля, шлифовки, канвы и формы, что присутствует в иранском рукоделии. Я мастер».

Медиа

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Видео и фото