Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Воскресенье, 27 Март 2016 13:50

Поэт Мухаммад-Али Бахмани - 2

Поэт Мухаммад-Али Бахмани - 2
Сегодня мы расскажем вам о творчестве иранского поэта Мухаммад-Али Бахмани.

В частности вы можете услышать интервью с этим современным автором.

 

Я все еще дышу,

Укрылся за облаками,

В этом молчании для вас

Написал я немало стихов.

Я – не иллюзия,

Я все еще здесь,

В исчезновение не верю,

Я – не немой, просто

Не знаю, что сказать.

 

Вопрос: Г-н Бахмани, слушатели нашей программы в некоторой степени уже знакомы с Вами, вашей социально-культурной и художественной деятельностью. Перейдем теперь к вашему поэтическому творчеству и вашим взглядам. Возможно, этот вопрос покажется вам повторным, но в чем же, на ваш взгляд, заключается ваша позиция в поэзии.

Ответ: Некоторые вещи никогда не становятся повторными. Например, разговоры о поэзии. Что такое поэзия? Это, конечно, очень общий вопрос. Наверное, можно спросить, что такое поэзия для меня? Для меня поэзия – это спокойствие. Подобно тому, как сердечные больные при первых же признаках приступа принимают нитроглицерин, так и я должен слагать стихи, чтобы ощущать спокойствие. Поэзия для меня – сама жизнь, я с ней вырос и свыкся навеки.

В: Как получилось, что вы начали писать стихи, какие авторы на вас повлияли или послужили стимулом к творчеству?

О: В моей семье в силу большого интереса матери и брата к поэзии существовала благодатная почва, которая питала и мою нужду. Мать и брат регулярно читали стихи Фирдоуси, Мевлеви, Хафиза, Низами Гянджави, что воспитало во мне постоянную потребность в стихах. Проникновенный голос матери при чтении Корана и молитв внедрил в мое сознание чувство поэтического размера, так что уже с детства я распознавал любую фальшь в декламации или написании стихов.

В: Писать стихи вы начали с классической поэзии или новой, в стиле Нимы?

О: Я, как и большинство авторов моего поколения, начал с двустиший и рубаев, однако в то же время пробовал свои силы в размерах Нимы и белых стихах. Я в принципе не верю в стихотворные формы и считаю, что поэзия, в какую бы форму она ни была облечена, если это настоящая поэзия, она привлечет внимание и обессмертит себя. В противном случае, независимо от формы, она будет предана забвению.

В: В одном из своих сборников вы сказали: «Тело мое – газель, а душа – Нимы». Не могли бы вы пояснить свою мысль?

О: Мое преклонение перед газелью, которая, конечно, считается одной из классических форм персидской поэзии, имеет, однако, некоторые сложности и ограничения. Но в силу требований времени и преобразований, внесенных в поэзию Нимой и его ученика, в современной поэзии возникла новая атмосфера. Каждый удачливый автор в какой-то степени обязан предшественникам, или современникам. Я старался найти некое сочинение между прошлой классической поэзией и современной. В наше время уже не место высокопарной и труднопонимаемой речи. В это суетное время мы не можем писать стихи, как Хакани или Насир Хосров. Современная жизнь требует особого языка, его главная особенность – простота. Поэзия, как и жизнь, не составляет исключения из этого правила. Искусство со временем усложняется, но и художник вынужден для выражения своей творческой мысли творить все проще и проще.

Ведь это же простые, извечные вещи, о которых мы говорим: Бог, любовь, смерть, и т.п. Каждый художник взирает на эти понятия с разных углов зрения, поэтому и существуют отличия. Но наше время – это время лаконичности, сжатости речи. Время высокопарных и длинных повествований прошло.

В: Если же речь зашла о краткости и лаконичности, как бы  вы критически оценили свое творчество, в том смысле, что насколько вы приблизились к лаконичности?

О: Я думаю, что я достиг этого этапа. Стараюсь не использовать ненужные и ничего не значащие слова и обороты. К примеру, в стихотворении «Миска Диогена» я попытался взглянуть на окружающий мир глазами современного человека. Здесь я взял один бейт газели и затем настолько его очистил от шелухи, что под конец у меня осталось всего четыре слова, которые и заключали в себе главный смысл.

 

Я все еще в иллюзии,

Торопитесь, о люди,

Найти миску Диогена,

Я думаю о невесомости,

И ластик в руки беру.

Я,

Море,

Газель,

Ты.

 

В: Господин Бахмани, какое из своих сочинений вы считаете самым лучшим?

О: Наиболее знакомыми читателю, наверное, являются стихи, посвященные навязанной войне, такие как «Присутствие во времени» и «Война». Они как бы отражают голос поэта своего времени. Хорошие стихи показывают себя с хорошей стороны в самые трудные времена.

На этом, дорогие друзья, наш литературный журнал подходит к концу. Мы прощаемся с Вами до новых встреч в нашем эфире. Всего вам самого доброго.

Медиа

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить