Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Понедельник, 27 Июль 2015 12:50

Революционный автор Хамид Сабзевари

Революционный автор Хамид Сабзевари
Сегодня мы поговорим о еще одном революционном авторе Хамиде Сабзевари.

Этот поэт отличается от других и внешне, резко очерченными чертами лица, выдающимися скулами, седыми волосами. И хотя ему сейчас за 80, он сохраняет свой революционный пыл, разговаривает и пишет как верный последователь имама Хомейни. Послушаем вместе интервью с этим видным автором.


Если нет друга моего, скажи весне, чтобы вернулась,
Весна будет ароматней в тот миг, когда друг вернется,
А ты, ветер, если пройдешься по улице друга моего,
Шепни ему на ухо, чтобы вернулся скорее домой.
Жалобы сердца моего до слуха неба донесите,
Чтобы вернулась мечта заветная сердца моего...


В начале нашей беседы с Хамидом Сабзевари мы попросили его сказать несколько слов о себе.
- Мое настоящее имя Хусейн Мумтахени, но публика знает меня под моим псевдонимом Хамид Сабзевари. Родился я в 1925 году в религиозной семье в г. Сабзеваре, в провинции Хорасан, на востоке Ирана. Отец мой Абдуль-Ваххаб был простым земледельцем, но обладал некоторым поэтическим дарованием, а дед мой вообще был поэтом. Он писал под псевдонимом «Муджрим».

В целом можно сказать, что в материнском и в отцовском роду у нас была врожденная склонность к поэзии. Брат матери также сочинял стихи под псевдонимом Таджалли Сабзевари, его произведения были известны в Хорасане в эпоху конституционной революции. Мать моя была грамотной, она и научила меня грамоте, у нее я научился читать Коран. Помимо того, она читала для меня произведения и стихи великих классиков, например «Сказание о Рустаме» и «Шахнамэ». Поэтому, когда я пошел в школу, я умел читать намного лучше своих сверстников. Среднее образование я получил в родном городе Сабзеваре. После получения аттестата я занялся арабским языком и очень скоро нашел преподавательскую работу.


- Затем мы попросили г-на Сабзевари рассказать о том, когда и как он начал писать стихи.


- Еще в начальной школе я кое-что сочинял для учителей и одноклассников, особенно тех, которые меня дразнили. Но, конечно, серьезно писать стихи я начал где-то в 14 лет. Еще будучи подростком, я видел насилие на улицах, когда агенты Реза-хана Пехлеви подавляли религиозные чувства. В те дни я написал стихи, которые вошли в первый сборник «Фарьяд-намэ» (Сказание о стонах). В этих стихах я пытался выразить страдания моего народа в форме горькой сатиры.


- Каково тематическое наполнение вашего первого сборника?


- В большинстве своем стихи носят социальный характер. После 1941 г., когда в страну прибыли войска союзников, бытовая жизнь иранцев резко осложнилась в экономическом плане, продуктов питания постоянно не хватало, на плечи простого народа давило непосильное бремя. Я старался отразить эти переживания и страдания в «Фарьяд-намэ».


- Продолжая тему плохой политической и социальной ситуации в стране в период правления Реза-хана Пехлеви, что вы можете сказать о своей политической деятельности в те дни?


- После августовского переворота и падения власти Реза-хана англичане посадили на трон его сына Мухаммад-Резу Пехлеви. В те дни десятки разных партий и объединений действовали под различными названиями и привлекали к себе простых молодых людей, ищущих свои идеалы. Однако не было ясно кто прав. В предисловии своей книги «Песня боли» я написал, что в эти дни, я был молодым, и как вся молодежь, натолкнулся с волной зарубежных мыслей. Я в то время не был способным определить правильный путь, поэтому не вошел ни в какую группу или партию. Чувство справедливости побуждало меня присоединиться к партии Справедливости, чувство требования независимости – к Независимой партии, любовь к родине вызывала во мне интерес к Партии Иран, а мусульманская подлинность – к исламским обществам и объединениям. Как и все молодые люди, я был в поисках правды...


Теперь я увидел, что каждая из этих партий зависят от чужой страны, и попал в заблуждение. Хорошо помню, что написал в то время следующие стихи:


Утонувший в море темноты,
Это я – прогнанный из города солнца
В голове моей разрушены плоды мысли
А в сердце, угасший свет надежды


Затем я сказал, что из-за этой темноты мои глаза ничего не видят, уги мои ничего не слышат кроме чепухи, и затем:


Какой из этих многочисленных путей
Является путем выхода из этого подлунного мира
Нет дорожного провианта, коня, и даже цели нет,
Устал я уже, Боже мой, какой это путь?


Все партии Ирана, и все их издания были зависимы от других стран. В стране правила деспотия Пехлеви, зависимая от других стран, в частности США и Британии.
В этот период я работал учителем в г. Сабзеваре. Но из-за политической деятельности после августовского переворота и жесткой атмосферы в стране, а также в связи с политическими стихами, лишили меня продолжать работу.


Неизбежно, я начал работать в банке и продолжал эту работу до победы исламской революции. На фоне начала революции я заявил об отставке, чтобы больше участвовать в революционной борьбе, и с того времени посвящал свою жизнь ради исламской революции и надеюсь, что Бог примет ее от меня.


И на этом, дорогие друзья, завершаем беседу с г-ном Сабзевари и продолжим поговорить об этом видном иранском поэте на будущей неделе. Всего вам самого доброго.

Медиа

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить