Версия для печати
Понедельник, 27 Апрель 2015 13:00

Современный поэт Али Мусави Гярмаруди (6)

Современный поэт Али Мусави Гярмаруди (6)
Как мы и обещали, сегодня мы говорим об одном из произведений видного современного иранского поэта Мусави Гярмаруди.

Помимо декламации стихотворения, мы постараемся изучить и общую атмосферу. Оставайтесь в нашем эфире.
Али Мусави Гярмаруди – сильный автор, имеющий немало опыта в сочинении стихов в традиционных формах, таких как газели, маснави, касыде, но также пишущий белые стихи в жанре новой поэзии. Поэма «Источник света», написанная в стиле Нимы Юшиджа, приобщила его к неорелигиозным авторам.


Среди стихов Гярмаруди в стиле Нимы особняком стоит стихотворение под названием «Океан». Эта поэма отличается не только лаконичностью, но и особой формой и структурой, хотя представляет собой короткое стихотворение о «Нахдж-аль-Балаге», великом произведение - сборнике речей его светлости имама Али (да будет ...), написанное в отличной манере выражения.
Без дальнейших отступлений начинаем стихотворение с картины, в которой поэт изображает самого себя.


Я словно стою
С пустою чашей
На скалистом берегу
Перед накатом волн.


Поэт стоит на скалистом берегу, на который накатываются волны, и каждый раз нагибается вниз, чтобы наполнить чашу, что в его руках, морской водой. И сразу возникает вопрос, зачем поэту нужно наполнять чашу водой из океана?


Отхлыньте волны, о берег бьющие,
Почву из под ног выбивающие,
И всякий раз я нагибаюсь, чтоб
Часть пены морской в чаше поместить.


Волны разбиваются о берег, но поэту никак не удается набрать воды в свою чашу. Тем не менее, он не теряет надежды и продолжает свое дело. Он все еще стоит на той скале с пустой чашей в руках.


Но волна уже сломала свой хребет,
А я и воля моя на той скале развеваемся как знамя.


Автор продолжает ждать, с каждой новой волной со всеми перипетиями он пытается достать морской воды, но это ему не удается. Достигнув половины поэмы, общая ее атмосфера остается загадочной и малопонятной.


Но вот идет еще одна волна,
И как косой я взмахиваю чашей,
Чтобы скосить пены на гриве той волны необузданной.


Накатывается и отходит еще одна волна, а поэту не достается ни капли, хотя он на расстоянии одной пяди от воды. Но эта одна пядь в другом измерении все равно что целая история.
И вот здесь любопытство читателя настолько раздражено, что ему непременно хочется узнать: о чем же это толкует поэт, и где он стоит на самом деле, и что это за океан, что лежит вроде бы у его ног, но удален на расстояние целой истории человечества?


Но чаша все пуста,
А море все волнуется,
И вроде бы подать рукой,
Но далеко оно, как никогда.


Наконец, наступает тот момент, когда поэту все же удается после неустанных усилий набрать одну-две капли в чашу. Его сердце ликует от радости, он не нарадуется этим двум каплям и кричит: «Меркурий в чаше у меня»!


Брызги во все стороны,
Но только капля-две
Блестят на стенках чаши,
Меркурий в чаше у меня.


Какая связь между океаном и Меркурием, что побуждает поэта внезапно отказаться от океана и морской воды и довольствоваться Меркурием? Тогда зачем же он все это время стоял на берегу и теперь, поймав после стольких усилий одну-две капли, радуется Меркурию в своей чаше? И здесь секрет, когда поэт говорит:


Я закрываю «Нахдж-аль-Балагу»


И этим простеньким на первый взгляд предложением стихотворение заканчивается, и читатель получает ответ на все свои вопросы. Именно «Нахдж-аль-Балага» - тот океан, почеркнуть воды из которого тщился поэт на скалистском берегу. Океан знания, любви и мистики, одной-двум каплям из которого так возрадовалась душа поэта. И вот теперь после тяжкого труда ему в награду досталось достояние, он ликует и восклицает: «Меркурий в чаше у меня!»


Но что же такое Меркурий? Это конечно не ближайшая к Солнцу планета в Солнечной системе. Меркурием, или в греческой мифологии Гермесом, называли бога красноречия. Гярмаруди в этом стихотворении под Меркурием подразумевает совершенство красноречия, которое снизошло на него в результате изучения «Нахдж-аль-Балаги» и придало его слогу толику выразительности.
Под конец поэмы, когда выявляется связь между океаном, Меркурием и «Нахдж-аль-Балагой», внезапно спадает и атмосфера таинственности перед читателем.


На этом, дорогие друзья, наш литературный журнал подходит к концу. Мы прощаемся с Вами до следующей недели и до новых встреч в нашем эфире. Всего Вам доброго и да хранит Вас Аллах.

Медиа

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить