Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Понедельник, 30 Март 2015 12:41

Современный поэт Али Мусави Гярмаруди (2)

Современный поэт Али Мусави Гярмаруди (2)
В прошлой передаче, если Вы помните, мы начали беседу о жизни и творчестве современного поэта, исследователя и переводчика доктора Али Мусави Гярмаруди, одного из пионеров революционной поэзии.

Из открытого окна моей комнаты,
В небе застыло прекрасное видение –
В бесконечной глубине небесного моря
Белый корабль, якорь спустивши, качается на ветру.


В число ценных работ доктора Гярмаруди, с которыми мы не успели ознакомиться в предыдущей передаче, входит перевод Священного Корана, небесного писания мусульман. Эта работа, занявшая в общей сложности пять лет его жизни, была недавно опубликована и нашла немалый интерес. Сам Гярмаруди по этому поводу говорит:
«Основой моей работы над Кораном стал принцип максимальной верности оригинальному тексту с соблюдением эстетики при переводе. Большинство переводов, в особенности религиозных текстов, если и сохраняют верность, выглядит не изящно, и наоборот при всем своем изяществе отдаляются от оригинального смысла. Я, в свою очередь, постарался собрать воедино верность и эстетику, и выработать эстетически-верный перевод Корана. Я пытался в этом переводе, наряду с сохранением языка назначения, т.е. современного фарси, использовать некоторые приемы классической, старинной персидской прозы. Поскольку оригинальный язык Корана имеет возраст 1400 лет, и Всевышний Господь ниспослал это писание на арабском языке 1400-летней давности, несомненно здесь присутствуют некоторые особенности, которые не должны быть утрачены при переводе».


Мусави Гярмаруди в своем переводе не только уделил огромное внимание лингвистическим и семантическим особенностям Корана, но и постарался, по мере возможности, передать присущим кораническим аятам лирику и мелодию.
По поводу заложенной в коранических стихах мелодии и попытках сохранить ее сам автор говорит:
«Крупнейшей проблемой, стоящей перед переводчиками Корана, является тот факт, что все переводчики являются рабами Божьими, и автором Священного Корана выступает сам Господь. Проблема именно в расстоянии между Творцом и рабом, и как это расстояние восполнить. Коран – это неземное произведение магической глубины. Перевод Корана подобен реконструкции разрушенного дома, который никогда уже не будет иметь свой первозданный вид».


Мусави Гярмаруди продолжает: «Даже если какое-либо красивое и прочное здание сначала разрушить, а затем заново построить по имеющимся чертежам с теми же коэффициентами красоты и прочности, все равно это будет же не прежнее здание. Я всеми силами старался сохранить внутреннюю мелодию аятов, поскольку разница здесь, как между небом и землей. Однако следует признать, что мне помогали в этой работе мои поэтические наклонности, но опять же я пытался сохранить максимальную верность арабскому тексту. Там, где эстетическое оформление могло повредить верности, чаша весов перевешивала на сторону верности, а не эстетики. Надеюсь все таки, что читатели, рассудив, остаются довольны моей работой».


Что касается поэтических произведений Гярмаруди, литературные критики считают его 9 сборников продуктом 30-летнего странствования в мире поэзии. Гярмаруди прекрасно разбирался в классической персидской литературе, но в своих стихах пользуется независимым, особенным стилем выражения. Его поэтический слог удобен, выразителен и ненапыщен, и в то же время приспособлен для передачи эпических, возвышенных понятий. Наряду с использованием старых, классических форм, часто пользуется новыми, более живыми и понятными современному поколению понятиями. Он испробовал все стихотворные формы, и можно смело сказать, что владел почти всеми: газелью, касыдой, рубайями, месневи, часто писал «белые» стихи.


Современный поэт-хафизолог Бахааддин Хуррамшахи говорит по этому поводу: «В моем представлении, Гярмаруди несмотря на свою эрудицию в классической поэзии, из всех стихотворных форм отдает предпочтение «белым» стихам, новой поэзии в стиле Ахмеда Шамлу, в которой он выражался чуть изящнее, чуть осмысленнее и чуточку шире, подобно тому как среди классических форм, он несколько лучше владел касыдой.


Я познал урок у матери своей Звезды,
Что светила мне издали, не давя величием своим,
Но была ничуть не меньше всех светил.
Меня не слепила она, мерцала во тьме,
Издалека наблюдая за движением пылинок на земле,
Ей некуда спешить, ей вечно светить.


Это альтернативное начало поэмы под названием «Эпос дерева», которая не только считается одним из самых лучших его работ, но, по-моему, самой изящной работой после стихов Нимы Юшиджа».
В стихах Гярмаруди рушатся все устоявшиеся шаблоны. Он выражается независимо, не приемлет никакого поражения. В его представлении, самые отдаленные и молчаливые звезды ценнее пышно-яркого солнца. Он предпочитает медленное восхождение воды по древесным сосудам бушующим волнам моря.


По мнению литературных критиков, все лучшее в стихах Мусави Гярмаруди – это нечто отличное от работ других авторов. В длинной поэме «Струйка крови» мы видим элегию, посвященную мужественной гибели имама Хусейна (да буд...) и его эпосу в пустыне Кербелы, где они описывают это величественное и неповторимое событие с помощью своего отличного, можно сказать альтернативного, слога.


Деревья я люблю, что поднялись ради тебя,
И воду, что добротой тебя вечной питает.


О, как больно видить принципа смерть!
Со смертью твоей жизнь стала насмешкой,
Настолько беспринципной, что
Главное место в жизни этой – смерть!


Ты кровью мужества своей
Стихи Корана в пустыне раскаленной
Навеки на песке запечатлел.


На этом, дорогие друзья, наш литературный журнал подходит к концу. Мы прощаемся с Вами до следующей недели и до новых встреч в нашем эфире. Всего Вам доброго и да хранит Вас Аллах.

Медиа

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить