Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Понедельник, 02 Март 2015 13:34

Сочинения покойного поэта Михрдада Авесты

Сочинения покойного поэта Михрдада Авесты
Здравствуйте, дорогие друзья – любители литературной тематики. Предлагаем Вашему вниманию очередной выпуск радиожурнала «поэзия революции».

Сегодня мы продолжаем разговор о сочинениях современного поэта и литератора Михрдада Авесты. Оставайтесь в нашем эфире.


И не донесется твое дыхание до опечаленного горем,
Как ветер, что проносится весело по нежным лугам,
Ни ласковый взгляд, ни рассвет ожидания,
Благородством своим прости и забудь,
Ты, моя нежная любовь, отпечаток в слезах..


В предыдущей передаче, друзья, если Вы помните, мы говорили о мастерстве Михрдада Авесты в сочинении касыд. Было сказано, что он был прекрасно знаком с творчеством великих классиков персидской словесности, таких как Санаи, Насир Хосров, Саади и Мевлеви, под влиянием которых он выразил свой особенный поэтический слог, гармоничный, целостный, изобилующий оригинальными выражениями и оборотами, наиболее заметный в его касыдах.
Авеста как бы раскрывает элементы своего поэтического искусства перед нами в таких поэмах, как «Отставший от каравана», «Легенда об Араше», «Опьяненный дома в страх перед злом» и «Имам – еще один эпос».


В последние годы своей жизни он собрал некоторые свои стихотворения в сборник, который он опубликовал специально для поклонников поэзии под названием «Рама». В этот сборник вошли 67 газелей, 49 касыд, 27 кытья и несколько других стихотворений, которые раскрывают перед нами как в зеркале благородства личность Авесты.
Анализировать творчество и произведения Авесты можно с двух аспектов. Один аспект – это внутренняя мысль, содержание стихов, которое фактически отражают его мыслительные процессы, идеологические убеждения и его личность, а второй – это структура его поэзии, его манера выражаться и поэтический слог.


Поэтический слог Авесты выглядит очень выразительным и целостным, что, по мнению литературных критиков, присуще стилю Авесты. Он отлично владел иранской и западной философией и мифологией, был хорошо знаком с религиозными школами Востока, в особенности древней Индии, и использовал свои знания в стихосложении. Влияние его богатых познаний отчетливо ощущается во всех его произведениях, в то же время никак не осложняя его язык.
Другой характерной чертой его стихов является внутренняя мелодичность, достигаемая за счет повторения отдельных выражений. Она настолько очевидна в сочинениях Авесты, что, по мнению современных критиков и поэтов, составляет уникальную особенность поэзии Авесты, неким отличительным признаком.


Нет в мире ничего, кроме сердца вместо меня,
Нет в мире ничего, кроме меня вместо сердца,
Умрет если сердце, горе мне,
Умру если я, то горе сердцу,
И ночь наступает несвежо, сердце все чаще бьется,
То ли поступь ночи, то ли стук сердцебиения.


Авеста проявляет неординарную точность в выборе наиболее красочных выражений, живых, гармоничных изображений. Именно поэтому все стихи, помимо внешней мелодичности, вызываемой метрическим размером стихотворения, обладают какой-то внутренней, духовной лирикой.
В числе прочих особенностей поэзии Авесты можно выделить ее изобразительность. В современной персидской поэзии игра воображения заходит куда дальше тех условных рамок, которые использовались в прошлом. Поэты вчерашнего дня рисуют картину с использованием ограниченных элементов и оборотов. Однако Авеста в своих стихах, даже используя устаревшие формы вроде газели или касыды, сумел преодолеть барьерные рамки традиционной поэзии и нарисовать нам оригинальные картины, проникнутые сегодняшними настроениями.


Иногда от боли я в странствие пускаюсь,
И ветер гуляет, вихрь, по пустынной душе,
Обернусь я назад, усталый, изможденный,
Вижу тень, неотрывно шагает за мной,
Куда ты стремишься, что за мысль в голове,
Не выбраться мне, как не выйти и тени на свет.


Иллюстрации, которыми пестрят стихи Авесты, не имеют прецедента в персидской поэзии. По мнению другого современного автора Сухейла Махмуди, «столь отличные и оригинальные изображения, их гармоничное размещение в текстуре таких форм, как газель и касыда, впервые наблюдались именно у Авесты».
Авеста писал очень искренние стихи, его аллегории живы и просты. Он также мастерски пользовался таким приемом, как новые словосочетания. Большинство словосочетаний у Авесты свежи и оригинальны.
В своей книге под названием «Тирана» сам автор классифицирует использованные в его прозе и поэзии обороты и выражения. Это одно из важнейших качеств творчества Авесты, поскольку именно этих оборотах великолепно отражается суть поэзии.


На этом, дорогие друзья, наш литературный журнал подходит к концу. Мы прощаемся с Вами до следующей недели и до новых встреч в нашем эфире. Всего Вам доброго и да хранит Вас Аллах.

Медиа

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить