Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Вторник, 24 Февраль 2015 13:01

Произведения современного поэта Михрдада Авесты

Произведения современного поэта Михрдада Авесты
Сегодня мы продолжаем разговор о творчестве, мышлении и произведениях современного поэта и литератора Михрдада Авесты.

Все вечера душу мою волнует твой прелестный лик,

Ведь знаю я, как волнует коса твоя и день и ночь,
Как же мне не стенать от разлуки с тобой, судьба моя,
Осталось мне сердце, кровью излитое, и жемчужина губ,
И локоном своим ты в безумие ввергаешь меня беспросветно,
Где ж мне искать следы твои, в мрачных днях и ночах моих.


Поэзия и литература каждого человека составляют часть культуры данной нации и именно поэтому эти высокие материи пользовались большим спросом как в прошлые времена, так и в современную эпоху. Вплоть до того, что литературе и поэзии отводят неоценимую роль в идейно-духовном возвышении и культурно-художественном прогрессе стран. Именно поэтому они считаются неотъемлемой частью любой истории и человеческой цивилизации.
В свете большого значения поэзии и литературы в культуре каждого народа можно сказать, что практически все видные поэты, писатели и переводчики, творившие на персидском языке, в той или иной степени испытали воздействие более тысячелетней классической персоязычной культуры.
Каждый мало-мальски известный автор прочитал какую-то часть этой великолепной сокровищницы, извлек много поучительного из нее.


Михрдад Авеста, как и любой другой выдающийся автор, уделял немало внимания богатому культурному багажу Ирана, хотя больше всего, конечно, испытал воздействие Санаи, Саади, Мевлеви и Насира Хосрова. Сам он в этой связи говорит: «Источник поэтического вдохновения во мне существовал издавна, однако толчком к его извержению послужил мой интерес к поэзии Саади, затем Мевлеви-Руми и наконец Хафиза. Особое внимание среди классиков я уделял Насиру Хосрову, также не обошел вниманием Санаи, тем более, что обширно изучал его произведения».
К Санаи Авеста склонялся больше всего, поскольку в его стихах он находил некое особенное изящество и прелесть. Причина этого, возможно, в том, что Санаи был первым автором, который использовал в стихах мистические понятия и значения и, обороты и выражениями. Особое уважение Авесты к Санаи было связано, возможно, и с тем, что Санаи, как и он, отдавал предпочтение касыде при отражении своих сокровенных мыслей.


Авеста выступал знаменосцем высокопарной поэзии в современную эпоху, ибо, переведя довольно грубый язык касыды в плоскость нежного поэтического слога газели, он внес необычайное изменение в Хорасанский стиль. Фактически можно сказать, что Авеста реанимировал, возродил к жизни почти исчезнувший хорасанский стиль и даже заложил основы нового стиля.
Касыды Михрдада Авесты считаются одними из самых выразительных и мастерских работ в современной иранской поэзии. Интересно, довольно немногие в эту эпоху осмеливались ступать на эту почву.
После того, как Нима Юшидж заложил основы новой поэзии, и этот стиль получил большое распространение среди молодых авторов, естественно, традиционная или классическая поэзия потеряла часть своих поклонников.


В ходе этой эволюции касыда, в течение долгих столетий господствовавшая в персоязычной классике, пострадала больше остальных стихотворных форм и фактически была предана забвению.
В результате этого, в последние 60-70 лет большинство молодых поэтов проявляли мало интереса к сочинению высокопарных и величественных касыд в стиле Рудаки, Хакани и Насира Хосрова.
Тем не менее, в полный взлетов и падений период зарождения и распространения новой поэзии лишь считанные, выдающиеся иранские авторы в знак уважения великолепному творческому прошлому иранской классики избрали для отражения своих мыслей касыду и, введя некоторые структурные изменения, создали оригинальные произведения, в том числе и Михрдад Авеста.
Как выражается сам поэт, он – последний, замыкающий путник в длинном караване касыдописцев хорасанского стиля.


Касыды Авесты весьма мелодичны, структурно ценностны, изобилуют новыми, оригинальными выражениями. Он придерживается своего особенного стиля, присущего только ему.
В его стихах мы видим наплыв чувств и эмоциональных картин. И хотя он пишет в хорасанском стиле, это только внешняя форма стихосложения, ибо его касыды полны такого оригинального изящества и красноречия, что аналогов этому стилю мы нигде не встречаем.
Творчество Авесты с точки зрения новых выражений представляет собой бесценную сокровищницу современной персидской литературы. Изящность этих оборотов производит впечатление на любого читателя, как знатоков, так и любителей.


Покойный Халилулла Халили, выдающийся афганский поэт-касыдопец, говорил о творчестве Михрдада Авесты:
«Слава Богу, что в эти дни я вижу молодого автора, который напоминает Хагани и Насира Хосрова целостностью и глубиной мысли и Фаррохи – выразительнстью своего слога, в то же время не подражая этим великим классикам. Его стихи – это зеркало времени, в котором мы живем, со всей его красотой и безобразием, со всеми болями и страданиями. Его поэзия схожа с горной рекой, которая ниспадает с вершин подобно величественному водопаду и разливающейся затем по просторной долине, образуя тысячи речек, а в конце изливает свои чувства в бурное, волнующееся, но тем не менее бесценное море».


Стихи Авесты имеют неразрывную связь с исламскими познаниями. Его боли – это боли народа, его заветная мечта – это освобождение народа от оков несправедливости жестокости и неравенства.
Авеста считал, что истинный поэт должен пользоваться языком, знакомым простому народу – основной аудитории. В его представлении, хорошие стихи – это такие, читая или слушая которые ты быстро схватываешь мысль поэта, которые в понятной для слушателя или читателя форме отражают боли и страдания. Именно в этом, в его представлении, причина долговечия многих классических произведений.
В таком же стиле творил и сам Авеста. Он был ответственным, сознательным автором, который при всей этой сознательности писал прелестные по внешней форме стихи. Особенно притягательные были изливавшиеся в его стихах любовь и чувства. Любовь в его мироздании свята, и его ответственное перо никогда не прикасалась ни к одной пошлой теме. В его представлении, именно в этом кроется успех некоторых авторов, умеющих воздействовать на человеческие умы даже спустя столетия.


Одним их таких авторов был сам Авеста. Его стихи, наряду с чувством ответственности, содержали в себе все прелести целостной и изящной поэзии. Он был борцом-идеалистом, и в некоторых его стихах, таких как «Легенда об Араше» или «Гимн волнения» наряду с любовью и идеалами мы видим ярость и возмущение. Его стихи – это чистейшее зеркало его времени, как до революции, так и после нее.
Его стихи отражают боли его современников, рисуют картину страданий современного человека. К примеру, в касыде под названием «Гимн волнения» он повествует об атмосфере, царившей в иранском обществе в дореволюционные годы.
Он изображает те дни, когда подлинно стоящая поэзия ничего не стоила. В этой поэме Авеста жалует на беспорядок в персоязычной поэзии и с присущим ему оптимизмом выражает надежду, что с победой исламской революции в литературу и поэзию вернется порядок.


Эй вы, рассветные лучи, эй луга и цветы,
Пой песнь свою, на заре, что соловей в саду,
Чтоб как нарцисс я раскрыл очи свои на поля,
Чтоб вырваться из оков нескончаемого зимнего сна.


Под конец можно смело сказать, что практически ни в одном его произведении мы не встречаем дисгармонии, слабого выражения или оборота, и вообще его стихи не изобилуют взлетами и падениями. Его слог – это экстракт классической многовековой персоязычной поэзии и литературы, в которой он черпает силы и вдохновения благодаря своему необычайному дарованию и которую он преподносит нам пусть в новой, но все также выразительной и прелестной форме. Так или иначе, почти все его сочинения пронизаны духом романтизма, болью человеческих страданий.


На этом, дорогие друзья, наш литературный журнал подходит к концу. Мы прощаемся с Вами до следующей недели и до новых встреч в нашем эфире. Всего Вам доброго и да хранит Вас Аллах.

Медиа

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить