Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Понедельник, 09 Февраль 2015 13:44

Современный иранский поэт Мехрдад Авеста

Современный иранский поэт Мехрдад Авеста
Здравствуйте, дорогие друзья – любители литературной тематики. Предлагаем Вашему вниманию очередной выпуск радиожурнала «Поэзия революции».

Сегодня, друзья, мы продолжим обсуждение творчества современного иранского поэта Мехрдада Авесты. Мы познакомимся с взлетами и падениями в жизни поэта из уст современного поэта и профессора персидского и литературы в Тегеранском университете доктора Мухаммад-Резы Турки. Так что сегодняшний выпуск радиожурнала носит характер интервью. Оставайтесь в нашем эфире.


Вопрос: Г-н Турки, поскольку вы поэт и литератор, и напрямую знакомы с профессором Авестой, какие впечатления у вас сложились от знакомства с ним?


Ответ: Я тесно работал с ним вплоть до конца его жизни, особенно последние два-три года. Это был человек исключительной доброты, скромности и приветливости. Я часто посещал проводимые им вечера поэзии в Художественном обществе. В те времена, примерно в 1988 г., такого рода встречи проходили регулярно, почти каждую неделю, и на этих вечерах молодые поэты, в большинстве своем революционного поколения, зачитывали для профессора Авесты свои стихи и выслушивали его критические замечания. При этом, он соблюдал предельную вежливость, стараясь не поранить чувства молодых авторов. Иногда видел, что он начинал хвалить поэта средней одаренности, по всей видимости, в стремлении поощрить его к улучшению своей работы. Таким образом, он побуждал молодых поэтов серьезнее относиться к стихам и в своей критике и похвале он рассказывал иногда изящные истории, приводя в подтверждение своих слов прекрасные цитаты из произведений классиков. Профессор Авеста отличался великолепной памятью, в которой хранилась целая сокровищница классических персидских стихов.


Так или иначе, его речи были крайне выразительными и душеприятными, на этих вечерах, сколько бы они ни длились, никто не уставал. Это было бескрайнее море чувств, в котором мы находили бесценные жемчужины мыслей Авесты.
Наибольшую пользу из знакомства с профессором извлекали молодые авторы революционного поколения, поскольку покойный Авеста был одним из основоположников Художественного общества, где начали свое творчество многие поэты, появившиеся на литературной сцене после исламской революции. Помимо Авесты, в Художественном обществе блистали также доктор Тахира Саффар-заде, Али Муаллим и многие другие поэты, оказавшие глубокое влияние на современную поэзию в Иране. В моем представлении, однако первое поколение революционных авторов в первую очередь обязана Михрдаду Авесте.


Вопрос: Вы завели речь о первом поколении революции и революционных поэтах. Каким вы видите влияние, оказанное профессором Авестой на поэзию данного периода с точки зрения структуры и языка?


Ответ: По всей видимости, наши молодые друзья-поэты не испытали особого воздействия со стороны профессора Авесты с языковой точки зрения поскольку у него был свой неповторимый слог, можно сказать, неподражаемый слог, не нашедший продолжения ни у одного другого автора. Авеста славился своими касыдами, которые были его «коньком» в поэзии. После революции, однако, эта стихотворная форма не получила большого распространения, но так или иначе, он взобрался на вершину касыды, которую вряд ли удастся покорить кому-либо еще из современных поэтов. Также нельзя отрицать некоторую величественность его поэтического слога. Его стихи напоминают нам некоторые выдающие произведения классики.


Я думаю, что большинство революционных авторов овладело навыками стихосложения и критического разбора, т.е. извлекло максимальную пользу из вечеров поэзии с участием Авесты. Он прекрасно владел с современной литературой, писал книгу под названием «Караван современной персидской поэзии», которая однако была потеряна после его смерти. В этой книге он рассматривает все течения в современной поэзии на фарси, всех видных авторов. Так или иначе, он оказал непереоценимое влияние на первое постреволюционное поколение поэтов, с точки зрения культуры стихосложения и навыков критического разбора.


Вопрос: Г-н Турки, в персидской литературе существует определение для каждой стихотворной формы, в том числе и для касыды (в которой должно быть больше 15 бейтов и особая рифма). Однако когда мы читаем и сравниваем касыды Авесты с традиционным определением (по числу бейтов и другим факторам), мы видим, что по изяществу и текучести слога его касыды подобны газели, т.е. их нельзя назвать касыдами.


Ответ: Да действительно, касыды покойного Авесты в силу легкого и сдержанного слога, особенно в первых бейтах, очень похожи на газели. С этим трудно спросить, но в то же время в его касыдах вы можете заметить характерную структуру и величественный язык касыды. Авеста – не просто поэт, он мыслитель с уникальными воззрениями, его стихи следуют направлению его обширных исследований. Весьма широкий кругозор и эрудиция делают его поэтический слог в касыде настолько выразительным, что по изяществу он приближается к газели.


Вопрос: Г-н Турки, в качестве последнего вопроса, поскольку вы затронули эту тему, что вы можете сказать о профессоре Авесте как о мыслителе?


Ответ: Он имел глубокие познания в области философии, как исламской, так и западной, долгие годы преподавал философию, был прекрасно знаком с мифологией и культурами разных народов, в том числе Индии Китая.
Профессор Авеста на протяжении своей бурной жизни сталкивался с самыми разными идейными течениями и не успокаивался, пока не распознавал их. Это был настоящий мыслитель, а не просто одаренный поэт, творящий в мире иллюзий и чувственного воображения. Наряди с овладением изящным духом и оригинальным мышлений, был знаком со многими выдающимися исламскими мыслителями эпохи, таким как Мирза Мехди Аштиани.


В литературной сфере он тесно общался с такими мастерами, как Фрузанфар и доктор Моин. Так или иначе, когда такой человек брался за перо, его стихи просто никак не могли быть поверхностными, ибо за этими строками скрывались его глубокие познания в культуре и философии, так что многие его произведения вообще не поддаются чувственному восприятию.


На этом, дорогие друзья, наш литературный журнал подходит к концу. Мы прощаемся с Вами до следующей недели и до новых встреч в нашем эфире. Всего Вам доброго и да хранит Вас Аллах.

Медиа

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить