Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Понедельник, 15 Декабрь 2014 15:28

Литература священной обороны (период ирано-иракской войны)

Литература священной обороны (период ирано-иракской войны)
Здравствуйте, дорогие друзья – любители литературной тематики. Предлагаем вашему вниманию очередной выпуск радиожурнала «Поэзия революции».

На этой неделе мы приступаем к изучению литературы священной обороны (имеется в виду период ирано-иракской войны 1980-1988 гг.), которая составляет важную часть постреволюционной литературы. Оставайтесь в нашем эфире.


Я хотел написать стихотворение о войне,
Стихотворение о городе моем, Дезфуле,
Я видел, что придется говорить о ракетах,
Но ракета разрушает мой слог,
Но чем мой слог, мои дефектные стихи,
Лучше разрушенных домов и районов,
Домов, сожженных дотла, потопленных в крови,
Так и стих мой должен пахнуть золой и кровью,
Придется стих мне написать жестокий,
Стих сопротивления, стих о крике и боли души.


В предыдущей передаче мы сказали, что поэзию войны можно разделить на три этапа с точки зрения стилистической, структурной и тематической характеристики. Первый этап – это ростки военной поэзии, второй этап – период абстракции и интроспективного взгляда в поэзии войны, и наконец, третий этап – это послереволюционная поэзия.


В прошлой передаче мы также вкратце изучили период зарождения военной поэзии. Постепенно, по прошествии некоторого времени с начала войны, самобытная поэзия войны сначала «встала на свои ноги», затем сумела «расправить крылья» и «взмыть в воздух на крыльях динамичного воображения». Главным источником вдохновения военной поэзии служил иранский народ с его болями и радостями и навязанная война со всеми ее ужасами и эпосами. С течением времени авторы обратили свое внимание на абстрактную сторону поэзии и вплотную занялись понятиями, а не событиями.


Авторы военной поэзии в первый период говорили об «обществе ради общества». На втором ее этапе они завели речь о влиянии болей и радостей на душу и сердце, на чувства и мысли человека. На этом отрезке поэзия становится более интроспективной, что делает ее более искренней, чувственной и в той же степени более долговечной.
На этом этапе даже некоторые особые события в устах поэта окрашиваются в его внутренние переживания. Автор повествует не столько о событии, как о его влиянии на свой внутренний мир.
Когда иракские агрессоры обрушили бомбы и ракеты на иранские города, на беззащитных мирных жителей, это событие как и все остальное в ходе войны нашло отражение в поэзии, но на этот раз окрашенное в эмоции и воображения и начиненное другим слогом.


Сердце мое разбито похуже стекол в ваших домах,
Да будет разбит тот, кто пожелал всего этого нам,
Вы глаза подняли, и взор обратили в небесную высь,
Какое еще окно раскрыто столь нараспашку к Богу.


На втором этапе поэзии войны мы реже встречаем непосредственное описание военных событий. Реже встречаются повторное употребление таких слов, как «кровь», пламенные призывы и лозунги. Больше задействуются единые понятия м вопросы, всегда разнообразные по стилю и манере выражения (поскольку все они берут начало в чувствах, в сердце и в мыслях поэта). Довольно однообразных слов и оборотов, так изобиловавших в поэзии первого периода, мы уже не видим. На этом отрезке авторы начинают максимально пользоваться литературными фигурами, особенно метафорой и иносказанием. Наряду с тематической свежестью, иносказания делают стихи более удобоваримыми и долговечными для читателя.


Где я был в ту ночь, любовь!
Когда в минуту подвига, человек
Вырос до беспределов поднебесья,
Я не видел ребенка, упавшего с ветки,
И очей заплаканных матери, что рыдала
Слезами, смешанными с кровью солнца!
Прости меня, любовь! Прости,
Если я корни возлюбил свои,
Остался, не ушел, и эпос не сотворил
В тупике этой жизни, и сердце свое
Не поместил в рамку из света солнца.


Изучая стихи, опубликованные за время навязанной войны, как в периодических изданиях, так и из уст в уста, можно в целом осознать тот факт, что где-то посередине войны поэзия приобрела более искренний слог. Военная поэзия, которая вообще обращается напрямую к читателю, на этом отрезке стала выражать свои мысли и чувства на крайне простом и опечаленном языке, проистекавшем из сердца и потому неизменно проникавшем в сердца людей.


Соскучился по фронту,
Там столько непознанной духовности,
Там мы предстаем перед небесами,
И окидываем взглядом Землю, что под ногами,
И чудеса мы видим, не сосчитать глазами.


Наиболее важной чертой второго этапа развития поэзии войны стало распространение эпической газели. Мы встречаем газели, которые представляют собой смесь газели и эпоса и заслуживают особого изучения. Эти стихи сочинялись все в той же форме газели и со всеми свойствами газели. Язык этих газелей не тяжелый и не грубый, однако интонация и содержание стихов внушает состояние, очень близкое к тому, что возникает при соприкосновении с чем-то великим и эпическим. Подробнее о стихотворных формах, распространенных на данном отрезке времени, мы поговорим уже в следующих передачах.


На этом, дорогие друзья, наш литературный журнал подходит к концу. Мы прощаемся с Вами до следующей недели и до новых встреч в нашем эфире. Всего Вам доброго и да хранит Вас Аллах.

Медиа

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить