Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Понедельник, 08 Декабрь 2014 14:49

Изучение литературы священной обороны

Изучение литературы священной обороны
Здравствуйте, дорогие друзья – любители литературной тематики.

Предлагаем вашему вниманию очередной выпуск радиожурнала "Поэзия революции". На этой неделе мы приступаем к изучению литературы священной обороны (имеется в виду период ирано-иракской войны 1980-88 гг.), которая составляет важную часть постреволюционной литературы.


Я завернул в саван все его 14 лет,
Со всем его страстным пылом,
Словно пеленал ребенка,
Свою 14-летнюю легенду,
Он ушел на войну пешком,
Теперь он вернулся, на плечах у полгорода,
Тихий и смиренный, я голову его
Себе на колени положил,
Он больше не будет убивать
И шею не будет ласкать своими ручонками,
Из его раненного горла я больше не слышу
Слов, столь милых сердцу моему.
На его израненное тело, все в крови,
Ниспадает шахадата небесный аромат.
Его полураскрытые губы с запекшейся кровью
Зовут в прошлое, где слышу смех я детский.


16 сентября 1980 года, когда иракский диктатор Саддам Хусейн разорвал Алжирский договор от 75 г. на глазах у миллионов иракцев, никто не предполагал, что этот неразумный шаг создает почву для начала полномасштабной войны. Ровно через пять дней началась всесторонняя агрессия баасистской армии против Ирана, авиаударам и артобстрелам подверглись города в приграничной зоне, внутренние и международные аэропорты в западных и юго-западных областях Ирана. Иракская армия, не встретив на своем пути серьезных преград, в первые же недели войны оккупировала значительную часть территории Ирана и уже питалась радужными иллюзиями о скором завоевании Тегерана.


В эти решающие дни молодое поколение иранцев, подростки, выросшие в лоне исламской революции и преисполненные невероятной любви к исламу и великому вождю революции имаму Хомейни (да упок...), поднялись на борьбу с агрессором и сумели остановить натиск баасистского врага, а затем отбросили его назад к ирако-иранской границе.
Восемь лет беспощадной, изнурительной войны, священная оборона исламской республики, закончились в июле 1988 года, с принятием резолюции № 598 СБ ООН со стороны Ирана.
Непоколебимая вера в ислам, беззаветная любовь к имаму Хомейни (да упок...) и величественная традиция вечно живого примера Ашуры и имама Хусейна (да будет мир с ним!) побуждали исламских воинов совершать подвиги, но и поэтов и писателей – излагать на бумаге этот невероятный эпос мужества и любви. Авторы многих фронтовых стихов и песнопений остались неизвестными, многие просто не выжили. Покойный Насрулла Мардани собрал эти стихи в сборнике под названием "Поэты-шахиды".


С началом военных действий и побед иранских войск на полях сражений, постепенно названия операций, районов военных действий, культурных элементов и проявлений попали в стихотворные произведения. Эти стихи, написанные преимущественно в средине восьмилетней войны, прекрасно демонстрируют культурную и психологическую географию фронтовой жизни. По мнению исследователей, изучение этих стихов и анализ горизонтов мышления и чувств их авторов может послужить ценным капиталом для будущих поколений и исламских обществ.
В целом поэзию войны можно наделить на три периода:


Первый: Ростки фронтовой поэзии
Второй: Период абстракции и интроспективной поэзии
Третий: Построенный период


И хотя эти периоды не помещаются в определенные временные рамки, в целом поэзию навязанной войны можно рассматривать в свете преобладающих настроений и тенденций и ощутимых изменениях в них.
Первые образцы стихов священной обороны появились менее чем через неделю после начала иракской агрессии. Вполне естественно, эти стихи не обладали достаточной зрелостью и целостностью мысли. Однако вся ткань этих стихов было пропитана боевым пылом, переходящим иногда в бахвальство, но в то же время чистыми и незамутненными чувствами их авторов. Эти довольно простые и ненапыщенные произведения призывали людей к борьбе, к самопожертвованию, мученической гибели, единству и спасению. Эти стихи по интонацию обращаются напрямую к читателю и носят больше импульсивный характер.


Поднимайся, брат мой,
На борьбу с черным дьяволом,
С дьяволом, что правит в Ираке.
Подави ты войско зло,
Вставай на борьбу, мой брат.


В числе характерных черт первых стихов священной обороны можно выделить отсутствие продуманной мысли поэта. Возможно, причиной того, что стихи эти публиковались в сыром, неотредактированном виде, переходили из рук в руки, была нехватка времени или же необходимость скорейшего распространения данного послания в обществе. Как следствие, мы видим в произведениях первого периода серьезные погрешности и недостатки, главным образом – использование общей тематики, повторяемость сюжета и стержневой мысли.
Также привлекает внимание тот факт, что эти стихи писали неизвестные авторы. Изучение газет и прочих изданий, в которых встречаются стихи первого периода войны, наглядно показывает, что за исключением двух-трех авторов, впоследствии снискавших популярность, остальные были безизвестны. Некоторые стихи присылались прямо с фронтов, из окопов, во многих случаях имена авторов вообще неизвестны.


Среди прочих ярких особенностей первого и, пожалуй, наиболее важного периода поэзии священной обороны можно указать на переплетение элементов национально-эпической культуры с религиозными убеждениями. В этих стихах наряду с названием страны (Ираном) мы часто встречаем воплощения национальной культуры, имена богатырей и прочих легендарных личностей.
В этом направлении больше всех стихов написал покойный Насрулла Мардани.


О воины-победносцы, вперед, вперед!
О всадники зари, батальон богатырей, вперед, вперед!
Храбрые бойцы, смело в бой, в бой с врагом!
Арешы иранской земли, смело в бой!


С точки зрения структуры стихотворения, самой распространенной формой стихов данного периода были рубаи и двустишия. Ввиду простоты и гибкости этой формы авторы, порой даже не претендовавшие на роль поэтов, могли ярче выразить переполнявшие их чувства. И хотя это привело к чрезмерному преобладанию рубайев, само движение придало свежесть и вдохнуло новую жизнь в эту стихотворную форму, поскольку она лучше других была приспособлена к боевым и эпическим сюжетам, и даже к грубой боевой речи.


Я смело выйду в бой с тобой,
Я кожу содру с лица черного, как мрак,
И даже если ты – огонь всей преисподней,
О смерть, я выпью чашу твою.


И, наконец, главной чертой поэзии первого периода священной обороны можно назвать ее бесцеремонность и прямой манере выражения. Искреннее изложение впечатлений от кровопролитий привнесло в поэзию насилие войны. Авторы не боятся говорить о сценах варварского насилия, отнюдь не смягчая их литературными фигурами. Они слово умышленно пишут документальные стихи о войне.


На этом, дорогие друзья, наш литературный журнал подходит к концу. Мы прощаемся с Вами до следующей недели и до новых встреч в нашем эфире. Всего Вам доброго и да хранит Вас Аллах.

Медиа

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить