Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Среда, 16 Апрель 2014 11:32

Наследие Санайи

Наследие Санайи
Сегодняшнюю передачу мы посвятим первому «углу» «равнобедренного треугольника» персидской суфийской поэзии – Санайи Газнави.

Чем же он знаменит? Знаменит он тем, что его творчество - новая эпоха в персидской литературе. В кругу персидских литературоведов даже закрепилось выражение: «Поэзия до Санайи и поэзия после Санайи». Не это ли подтверждение его значимости в развитии персидской классической литературы?! Творчество Санайи поможет ближе познакомиться с Моулави, Аттаром, Хафезом, Хакани и другими персидскими поэтами.

 

Теперь расскажем радиослушателям о жизненном пути Санайи. «Санайи» происходит от слова (سنا) - «свет». В чем-то, кстати, Санайи можно назвать – «просветителем».

 

Его полное имя - Абу аль-Маджд Мадждуд Ибн-е Адам-е Санайи Газнави. Родился в 467 г. л.х. (1088 г.) и умер в 529 г. л.х. (1150 г.) в Газне (на территории современного Афганистана) в семье человека близкого ко двору местного правителя. В Газне находится и усыпальница поэта, которая является местом паломничества.

 

Детство и отрочество Санайи прошло в родной Газне, где он получил образование и стал специализироваться в науках того времени. Его широкий кругозор отразился в творчестве. Он был одним из первых поэтов, кто использовал в своём творчестве знание Корана, хадисов. После обучения он служил придворным поэтом-панегиристом. При дворе его жизнь была полна наслаждений.

 

Через некоторое время, будучи еще молодым, Санайи отправился в Мекку, и именно это путешествие отразилось на судьбе будущего поэта. После он также побывал в Нишапуре, Герате и Серахсе. В Серахсе (город на северо-востоке Ирана, в провинции Хорасан-Разави) Санайи пробыл дольше всего, где познакомился с Мохаммадом Ибн Мансуром Серахаси (известным суфием того времени), который мог также повлиять на духовное перерождение поэта.

 

Мария Игоревна, с именем каждого поэта связана какая-нибудь легенда. Есть ли такая у Санайи?

Да, конечно, есть. Это легенда связана с его духовным перерождением. Жизнь Санайи состоит из двух эпох: земная и духовная жизнь. На первом этапе жизни он делал все, что ему было угодно: гнался за известностью и наслаждениями, посещал питейный дом, играл в азартные игры, любил женское общество – пример потребительской жизни, но в путешествии он одумался, скорее всего, созрел и диаметрально изменился. Но существует легенда более точная:

Как-то раз Санайи, будучи придворным поэтом, восхвалявшим местного правителя, проходя мимо бани, услышал разговор суфия по прозвищу «сумасшедший винопийца» с виночерпием. Этот суфий с пренебрежением отозвался о правителе, назвав его бессовестным. Вслед за этим он высказался и о Санайи, что тот – просто дурак, который сочиняет стишки, именуя себя поэтом, каждый день лицемеря перед другим дураком (т.е. правителем). Суфий сказал: «Что ответит Санайи в день Страшного Суда?!»... Эти слова оказали сильное влияние на Санайи, он постепенно перестал интересоваться материальной составляющей этого мира, перестал писать панегирики и удалился со двора правителя, став суфием.

 

Значит все его стихи после этой встречи стали суфийскими?

Хотя в ранние годы он и писал больше панегириков, чем суфийских стихов, но, на протяжении всего творческого пути, он постоянно балансировал между двумя мирами – земным и небесным.

 

Вернувшись из путешествий в Газну, Санайи приступил к оформлению сборника своих суфийских и дидактических стихов. Еще при жизни Санайи снискал успех. Его стихотворения были на слуху от Алеппо до Кашгара, их читали везде. Куда бы не шел Санайи, стихи опережали его. Бейты его касыд стали крылатыми фразами, которые используются и по сей день в Иране. Столь громкий успех при жизни имел лишь Саади 150 годами позже. О славе Санайи говорит и Моулави:

عطار، روح بود و سنایی دو چشمِ او          ما از پیِ سنایی و عطار آمدیم

 

Наследие Санайи

Сборник касыд, газелей и рубаи Санайи насчитывает около 14 000 бейтов. Наряду с этим сборником, ему принадлежат такие поэтические произведения как:

1 – «Хадикат уль-Хакикат»;

2 – «Сейр-уль-Эбад иля аль-Маад» - мистическая поэма о путешествии в потусторонний мир, которая, кстати, имеет поразительное сходство с «Божественной комедией» Данте, выявленное Евгением Бертельсом;

3 – «Карнаме-йе Балх» - короткая поэма, в которой описана личная жизнь поэта, его отца и некоторых современников.

В панегиризме, т.е. на первом этапе творчества, Санайи был последователем Унсури, зато в суфийской поэзии – он стал «номером один», что и принесло ему всемирную известность.

 

Санайи внес серьезные изменения в касыду. В ней он отразил опыт суфиев второго-пятого веков л. х., который ранее был представлен только в прозаической форме. Интересно то, что Санайи в своих касыдах в качестве рифмы иногда использовал аяты Корана:

ای منزّه ذاتِ تو عمّا يَقُولُ الظالِمون          گفت علمت جمله را ما لَم تكونُوا تَعملون

 

Также Санайи предстает перед нами борцом с социальной несправедливостью, тиранией правителей. Поэтому стихи Санайи - на одном уровне с лучшими социально-политическими стихами персидского языка. Его по праву можно назвать величайшим поэтом «социальной поэзии» в истории персидской классической литературы.

Санайи – «исток» персидской суфийской поэзии. Практически все мысли суфийского мира отражены в творчестве Санайи. Иранский и исламский ирфан начинается с «зухда» (отшельничества), затем он становится тасаввофом, а затем достигает уровня, который в литературе называется «литература абсолютных арифов (مغان) и отшельников (قلندر)». Санайи прошел все три этапа.

 

«Хадикат ул-Хакикат» - первое «маснави» суфийского характера.

«Хадикут уль-Хакикат», или «Елахе-наме» – в переводе «Сад Истин» – первая персидская поэма, рассказывающая об отшельничестве, ирфане и суфийской этике. Это бесценный кладезь наставлений (в отношении мистицизма и нравственности). Книга пользовалась популярностью у персидских поэтов, в особенности у Низами и Хакани.

 

Это произведение состоит из 10 глав, и включает в себя 10 000 бейтов:

عَدَدش هست ده هزار ابیات          همه امثال و پند و مدح و صَفات

 

По некоторым данным Санайи написал книгу за год и закончил ее в 525 г., но некоторые исследователи считают, что она была закончена уже после его смерти.

«Фахри-наме», т.е. «Хадикут уль-Хакикат», - первое суфийское маснави в персидской литературе. Прелесть маснави в том, что в нем отражены суфийские понятия, даны объяснения им, а все тонкости мистицизма дополнены рассказами, что делает это маснави доступным большинству. Здесь описание нравственного поведения в обществе идет параллельно с суфийской этикой. Санайи создает мир, где эти правила соединены и переплетены между собой – их смешение есть лучший мир, в котором человек будет по истине счастлив.

Санайи – заложил фундамент, а Аттар и Моулави возвели прекрасный дворец.

 

Как всегда, напоследок, рассказ из «Сада Истин»:

گفت، در وقتِ مرگ، اسکندر          همه را خواند کهتر و مهتر

گفت: اینک، دو دستِ خود بَستم          هین بگویید، چیست در دستم

آن یکی گفت: جوهری داری          وان دگر گفت: گوهری داری

آن یکی گفت: نامۀ مُلک است          وان دگر گفت: خامۀ مُلک است

گفت: نی نی جمله در غلطِیَت          همه راهِ هوس همی طلبِیَت

در زمان، هر دو دستِ خود، بِگشاد          گفت در دست نیستم، جز باد

Говорят, при смерти Искандар.

Позвал он всех - и млад, и стар.

Сказал: сложил я руки...

Скажите, что же в них?

Сказал один: каменья есть,

Другой сказал: имеешь жемчуга,

Один сказал: есть страна,

Другой добавил: имеешь перо власти,

Сказал: нет, нет, все вы ошибаетесь,

Все вы стремитесь к искушению.

Он руки свои развел в стороны

И сказал: в руках моих нет, кроме ветра, ничего!

Медиа

Другие материалы в этой категории: « Творчество Аттара Наследие Моуляви »

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Видео и фото