Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Понедельник, 24 Февраль 2014 20:46

Руба‘и в творчестве персидских поэтов

Руба‘и в творчестве персидских поэтов
Никто не может подсчитать точное количество «руба'и», сочиненных за 1100 лет персидскими поэтами.

Но они всегда привлекали к себе внимание как читателей, так и исследователей, поскольку это самая короткая стихотворная форма.

 

Поэту необходимо изложить свою мысль всего в четырех строках, что, естественно, требует особого мастерства. Рубаи из-за краткости чаще и быстрее всего переводились на другие языки. Также из-за своей краткости их темы были далеки от религии. И авторы часто не указывали своих имен.

 

«Руба'и» обладают не только особой формой, но и особым поэтическим размером, на что с давних пор обращали внимание исследователи. Шамси Кайс в книге «Свод правил поэзии 'Аджама» приводит легенду о том, что стихотворный размер «руба'и» был найден Рудаки. Согласно легенде, однажды Рудаки, прогуливаясь по Газне, случайно увидел ребенка, который, играя с грецким орехом, лепетал ритмичные фразы, одна из которых была такова: «غلطان غلطان همی­ رود تا بُن کو». Рудаки понравился этот стишок. Он сравнил его с установленными размерами «'аруза» (система стихосложения, основанная на чередовании долгих и кратких слогов) и вывел новый размер из размера «хазадж». Из этого можно сделать вывод, что размер «руба'и» пришел к нам из фольклора.

 

До нас дошли три вида «руба'и»: 1 – лирические (встречаются в творчестве поэтов первой и второй литературных эпох в Восточном Иране); 2 – философские («стиль Хайяма» - неудовлетворенность жизнью, приглашение к наслаждению каждым жизненным моментом) – именно этот вид «руба'и», зародившись у Рудаки, существует по сей день; 3 – суфийские (тема: поиск возлюбленного, обладающего как телесной, так и духовной красотой, где вся жизнь сосредоточена в Нем).

 

Для всех трех видов «руба'и» характерны следующие сходства: отношения человека с окружающим его миром; отражение окружающего мира в человеке; связь человека путем воображения с миром бесконечности.

 

По своему содержанию «руба'и» можно назвать гранатовыми зернышками - они подобны гранату, который, имея огромное число мелких зерен, сочных и ароматных, испокон веков был символом плодородия на Востоке. «Руба'и» похожи на гранатовые зерна, они - загадочные, сочные, спрятанные в шкатулке своей формы. Не только на Востоке, но и на Западе к гранату относились также уважительно. Один их христианских духовников считал гранатовые зернышки символом божественного совершенства, его округлость – вечностью, а прекрасный аромат и вкус – любовью и знанием. Наверное, поэтому и «руба'и» стали также популярны на Западе.

А теперь почитаем персидские «руба'и»:

ای از گلِ سرخ رنگ بَر بوده و بو          رنگ از پی رخ ربوده، بو از پی مو

گلرنگ شَوَد، چو روی شوئی، همه جو          مِشکین گردَد چو مو فشانی، همه کو

رودکی

В нем сказано, что, если в мире и есть что-то, что демонстрирует прекрасное, то только для того, чтобы показать истинную человеческую красоту.

 

دل گرچه در این بادیه بسیار شِتافت          یک موی ندانست ولی موی شکافت

اندر دلِ من هزار خورشید بتافت          آخر به کمال، ذرّه­ای راه نیافت

ابو علی سینا

Тайна жизни – ее неизведанность. Важен путь к цели, а не ее достижение. Судьба человека  - быть ищущим, а не нашедшим.

 

شب گشت ز هجرانِ دِل فُروزم، روز          شب نیز شد از آهِ جهان سوزم روز

شد روشنی و تیرگی از روز و شبم          اکنون نه شبم شب است و نه روزم روز

منوچهری

Пламя разлуки сделало мой день темным подобно ночи, а вздохи сделали ночь подобной дню – то есть я потерял сон. Это состояние влюбленного, не достигшего своей возлюбленной. Влюбленный всегда неспокоен.

 

شخصی دارم، دلی خراب اندر وی          حالی دارم، هزار تاب اندر وی

وز آرزوی روی توان در شب و روز          چشمی و هزار چشمه آب اندر وی

مَهَستی

Махасти (11 в.) – одна из древних поэтесс Ирана. От нее до нас не дошло ничего, кроме единственного лирического «руба'и», посвященного любимому мужчине. Интересно то, что признание женщины в любви мужчине - редкое явление в персидской литературе.

 

گر مرده بوم بر آمده سالی بیست          چه پنداری که گورم از عشق تهی ست؟

گر دست به خاک برنَهی که اینجا کیست          آواز آید که حالِ معشوقم چیست؟

ابوسعید ابوالخیر

Абу Саид был первым, кто начал писать философские «руба'и». Любовь не заканчивается уходом человека из этого мира. Любовь продолжится в мире ином. Влюбленный вечен.

 

عِشوه دَهیم همی، سرابی گوئی          بر من گذری همی شَهابی گوئی

گریان شَوَم از تو، آفتابی گوئی          نتوانم بی تو زیست، آبی گوئی

مسعود سعد

В этом «руба'и» говорится о кокетстве возлюбленной. Кокетство сравнивается с четырьмя стихиями. Возлюбленная впитала в себя все неприятности, но именно из-за них влюбленный не может жить без своей возлюбленной.

 

با دل گفتم که راز با یار مگوی          زین بیش حدیثِ عشق، زِنهار مگوی

دل گفت مرا که هان دگر بار مگوی          تن را به بلا سپار و بسیار مگوی

احمد غزّالی

О любви не надо говорить. Это состояние, которое нельзя описать словами.

 

بادِ سَحَری گذر به کویت دارد          زان بوی بنفشه زار مویت دارد

در پیرهنِ غنچه نمی­گنجد گل          از شادی آنکه رنگ رویت دارد

انوری

Здесь поэт говорит о том, что все прекрасное исходит от возлюбленной.

 

مرغی که نوای دَرد راند، عشق است          گُنگی که زبانِ غیب داند، عشق است

هستی که به نیستیت خوانَد، عشق است          وانچه از تو تو را باز سِتاند، عشق است

خاقانی

Важным действием любви является искоренение эгоизма. А любовь – есть средство от всех болезней.

 

هر روز مرا با تو نیازی دِگر است          با دو لبِ نوشینِ تو رازی دگر است

هر روز تو را طریق و سازی دگر است          جنگی دگر و عِتاب و نازی دگر است

سنائی غزنوی

Ссоры между влюбленными происходят из-за того, что оба они имеют противоречия, но желают стать совершенными, то есть соединиться друг с другом, стать единым целым, что и есть последняя стадия любви.

 

گر رنگِ رخت به باد بر داده شَوَد          باد از طَرَب رنگِ رخت باده شَوَد

ور تو به مثل به کوه بر بوسه دهی          کوه از لب عقیق و بیچاره شود

شهاب­ الدین سهروردی

Сухраварди (персидский философ 12 века) повторяет тему «руба'и» Анвари, что все прекрасное в мире связано с духовной красотой человека.

 

خاکی که به زیرِ پای هر نادانی است          کفِّ صَنَمی و چهرۀ جانانی است

هر خِشت که بر کُنگَرۀ ایوانی است          انگشتِ وزیر یا سرِ سلطانی است

خیام

Хайям говорит об уроках жизни. Он призывает открыть глаза и присмотреться, а также ценить время.

 

دستانِ کسی دست زنان کرد مرا          بی حِشمت و بی عقل و رَوان کرد مرا

حاصل، دلِ او دلِ مرا گَردانید           هر شکل که خواست آنچنان کرد مرا

مولوی

Моулави, развивший философские «руба'и» Абу Саида, говорит о переменчивости жизни, он имеет в виду свою встречу с Шамсом Табризи, которая изменила его жизнь.

 

عیشی نبود چو عیشِ لولّی و گدای          او را نه خِرَد نه نَنگ و نه خانه نه جای

اندر رهِ عشق می­ دود بی سروپای          مشغولِ یکی و فارغ از هر دو سرای

فخرالدین عراقی

Эраки ставит в пример цыган, которые ни к чему не привязаны. Этим он хочет сказать, что привязанность не позволяет достичь основы основ, поскольку разум занят разными мелкими и нестоящими удовольствиями.

 

با می به کنارِ جوی می­ باید بود          وز غصّه کناره جوی می­ باید بود

این مدّتِ عمرِ ما چو گُل ده روز است          خندان لب و تازه روی می­ باید بود

حافظ

«Руба'и» Хафиза по своему содержанию похожи на «руба'и» Хайяма. В них краткость жизни сравнивается с короткой жизнью цветка.

 

А писали ли «руба'и» в Иране 20 веке?

Конечно, писали; просто «руба'и» стали более простыми по содержанию. Даже мистические «руба'и» в 20 веке в Иране стали писаться практически разговорным языком.

در کعبه، جمالِ بی­ مِثالَت دیدم          صد شکر، که بی­ پرده جمالت دیدم

حالی است مرا که هیچ نتوانم گفت           بودم به چه حال و در چه حالت دیدم

مصطفی قمشه­ ای

В «руба'и» виден суфийский смысл, но оно написано простым, понятным, почти разговорным языком.

 

ای عشق، پناهگاه پنداشتَمِت           ای چاهِ نهفته، راه پنداشتَمِت

ای چشمِ سیاه، آه ­ای چشم سیاه          آتش بودی نگاه  پنداشتَمِت

فریدون مشیری

Ферейдун Мушири описывает романтическую любовь.

 

طفل از غَضَب گاه به گاهِ  مادر          باشد چه لطیف عذر خواهِ مادر

مادر چو به قهر خیزدش بگُریزد          دانی به کجا؟ هم به پناهِ مادر

شهریار

Пишет о матери и о ребенке – о человеческой любви.

 

ما باده­ی عِزَّت و جلالت نوشیم          در راهِ شرف از دل و از جان کوشیم

گر در صفِ رزم جامه از خون پوشیم          آزادی را به بندگی نفروشیم

ملک الشعرای بهار

«Руба'и» на тему политики, кстати, очень похожее на одно из «руба'и»  Моулави.

 

Дубейти (или таране) подобно руба'и. Этот вид четверостиший также состоит из четырех миср, и рифмы. В чем отличие от руба'и?

Отличий немного. Этот вид четверостиший также состоит из четырех миср (строк), и рифма в нем такая же, как и в «руба'и». Их еще называют «фахлавийат». Имеется в виду среднеперсидский язык - пахлави, который был распространен в Иране во времена правления династии Сасанидов, а затем, после прихода Ислама, сохранился в виде многочисленных диалектов в различных районах Ирана и за его пределами.

 

Во-первых, язык «дубейти» – мягкий и приятный человеческому слуху. Авторы большинства «дубайти» неизвестны. Испокон веков они переходили из уст в уста, поэтому их стали называть «таране», т.е. «мелодия, напев». Поскольку истоки «дубейти» в фольклоре, от них не следует ожидать  стройной, упорядоченной структуры классического стиха.

Во-вторых, некоторые «дубейти» просты, но наполнены искренностью, что и делает их столь привлекательными:

سه روزه رفته­ ای سی روزه حالا          زمستون رفته­ ای نوروزه حالا

خودت گفتی سرِ هفته  می­آیُم          شماره کن ببین چند روزه حالا

 

Существует несколько видов напевов «дубейти», которые различаются в зависимости от местности, в которой поются. 1 – «Шарве (شَروِه)» - относится к южному Ирану – «дубейти», прочитанное только что - пример декламации этого стиля; 2 – «Аураман» (اورامَن) – стихотворения, известные как «фахлавият»  (пехлевийские стихи) (Шамс Кейс Рази говорит, что лучший вид «фахлавийат» у «Хосрова и Ширин» Низами и «Вис и Рамин» Горгани); 3 – «Гурани» (گورانی)  - стиль декламации «дубейти» некоторых курдских племен.

Самым известным автором «дубейти» был Баба Тахир – поэт 11 века. Особое значение имеют его «дубейти» - стихи, наполненные свежими лирическими эмоциями, переданными искренне и красиво. «Дубейти» Бабы Тахира достаточно ограничены по содержанию. Среди них есть любовная лирика, а также несколько стихов о мистической любви:

بی ته اشکم ز مژگان تر آیو          بی ته نَخلِ امیدم نی بر آیو

بی ته در کُنجِ تنهایی شب و روز          نشینم تا که عمرم بر سر آیو

 

В-третьих, в «дубейти» описываются такие темы как любовь, горечь расставания, память о друге, в отличие от «руба'и», в которых наряду со всеми перечисленными темами преобладают философские темы.

جوانی گم شد و یارانِ جانی          همه رفتند دنبالِ جوانی

صبا هم رفت و سوز و سازِ خود بُرد          که گل بودند و کوته زندگانی

شهریار

Прекрасное современное «дубейти» наполнено глубокими чувствами поэта.

Медиа

Другие материалы в этой категории: « Маснави Газель (строфа) »

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Видео и фото