Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Воскресенье, 12 Январь 2014 11:56

Касида в творчестве персидских поэтов

Касида в творчестве персидских поэтов
Касыда – это жанровая поэтическая форма народов Ближнего и Среднего Востока, Средней и Южной Азии. X—XI вв. стали периодом развития касыды и касыдосложения.

 

1. вопрос: В касыде могут отражаться различные темы: восхваление (мадх), проповедь (ва'з), мудрость (хикмат), поздравление (тахнийат), соболезнование (та'зийат), жалоба (шикайат), описание (васф), триумф (фатх-нама).

Поэзия всегда считалась наивысшим проявлением литературного искусства среди народов Востока. Основной формой произведения, применяемой поэтами, была касыда, или ода-поэма различной длины, в которой рифмовался последний слог каждой строки.

Как известно, после завоевания Персии и Средней Азии арабами, господствующим государственным и литературным языком стал арабский язык, и с ним вместе господствующим жанром в литературе стала касыда.

 

Касыда – это жанровая поэтическая форма народов Ближнего и Среднего Востока, Средней и Южной Азии. X—XI вв. стали периодом развития касыды и касыдосложения. Именно тогда появились почти все виды касыды. Название «касыда» произошло от арабского глагольного корня, означающего «направляться к цели».  Жанр касыда – одна из древнейших и основных форм персидской поэзии. Это ода или хвалебная ода. Она заимствована из арабской поэзии, обработана и развита. Из названия видно, что эти стихотворения имели определенную специфическую роль и определенное назначение.

Корни касыды уходят в ещё доисламскую «джахилийскую» поэзию. Первую касыду на новоперсидском языке сложил в 809 году персидский поэт Аббас Марвази.

Известно, что зарождение в развитие поэзии на новоперсидском языке связано с возникновением феодального независимого государства народов Средней Азии и Ирана. Государство Тахиридов (821-873), Саффаридов (873-903) и Саманидов (904-999). Только со II-й половины IХ века и начала Х века язык "дари" становится господствующим, сначала для Хорасана, затем и для всего Ирана языком, на котором создается письмо, поэзия.

Касыда была удобной формой для выражения феодальных отношений и поэтому она остается ведущим жанром и в персидской поэзии саманидского периода.

Касыда — это стихотворение, которое слагается в основном в восхваление знаменитых лиц эпохи, правителей, друзей и близких, также высмеивания и сатиры; в воспевание добрых человеческих качеств; жалобы на несправедливости своего времени, судьбу и превратности эпохи, тяготы жизни, пропагандирование философских, просветительских, религиозных взглядов; описания природы, любви, виночерпия, времен года, праздников— Новруза, Мехрегана и Сада, исторических событий, нравов и обычаев, грандиозных сооружений, великолепных дворцов.

 

Восхваление (мадх): Слагается в честь знаменитых лиц. Первая и древнейшая из дошедших до нас касыд принадлежит перу поэта IX века Мухаммеда ибн Васифа. Ода имеет определенную структуру и разделяется на такие части: тагаззул, насиб или ташбиб, тахаллус переход), мадх (хвала), фахрия (гордость своим мастерством), талаб (прошение), доа (молитва). Самая древняя ода, которая состоит из вышеупомянутых частей, касыда Рудаки «Мадар-е мей» или «Мать вина»). Есть и такие оды, в которых эти части отсутствует. Этот вид касыды называют муктазаб или махдуд, т. е. разоренный или ограниченный. Мастерами оды также являются Унсури, Фарухи, Манучехри, Анвари и др.

Самый блестящий поэт эпохи – панегирист Хамданидов в Халебе, талантливый виртуоз стиля Мутанабби.

В наиболее классической форме панегирическая поэзия развилась в персидской литературе: придворная касыда, начиная с Рудаки (особенно Анвари), религиозно-философская касыда Насира Хосрова, суфийская газель – восхваление богу.

 

Проповедь и мудрость отражена преимущественно в философско-религиозных касыдах. Сюда входят касыды суфийского содержания.
При всех различиях в понимании путей познания Бога суфии и исмаилиты были согласны в необходимости применения особого, сокровенного языка, в том числе и в сфере стихотворства. В зависимости от степени посвящения в основы тайнознания, слушатель должен был уловить в традиционных поэтических формулах указания на явления высшего, духовного порядка. Впервые весенние мотивы с целью создания аллегорических картин во вступительных частях касыд использовал Насир Хосров (1004-1077), выдающийся поэт-дидактик и проповедник исмаилизма. Стандартные зачины календарного характера, содержащие описание пробуждающейся весенней порой земли, послужили в его творчестве основой разного рода аллегорий, в том числе метафорического описания воскресения из мертвых, т.е. восстановления изначальной безгрешности и гармонии мира после Судного дня. Стихотворное наследие поборника исмаилизма Насира Хосрова (1004 - ум. после 1075) и его современника, патриарха литературы иранского суфизма, Ансари из Герата (1005-1088), для которых касыда была каналом передачи мистического опыта и формой назидания, можно считать точкой отсчета для нового типа написания касыд.

Касыда и прежде не чуждалась "мудрствования" и афористики, но с XI в. она позволяет мотивам аскетической проповеди и мистического познания (ва'з, асрар) отвоевывать все новые пространства на своей обширной "жанровой территории". Этому способствовало использование старой касыдной топики в "строительстве" языка мистиков, обеспечившее одновременную сохранность тематического ядра касыдного канона и его эволюцию, необходимые для поддержания продуктивности жанра в системе нормативной поэтики.

Необходимо отметить, что творчество Насира Хосрова демонстрирует образцы приспособления канонической касыдной тематики к специфическим задачам проповеднической лирики. В диване поэта представлены касыды,в которых отображаетсяпроповедь наряду с порицанием пороков. Данные касыды должны были давать слушателю моральные ориентиры и образцы духовного величия. С появлением Насира Хосрова касыда приобрела особый нравственно-наставительный тон.  Давайте послушаем её звучание:

Живи для всех. Не думай о себе. И жребий твой блеснет, как высшая награда.

- В совете горьком, что нам друг дает,

Снаружи - горечь, в сердцевине - мед.

 

- Беда тому, кто на себя взвалил

То дело, что исполнить нету сил.

 

- Большего не может быть счастья,

Чем несчастным приносить счастье.

 

- Лучше довольствоваться коркой, но быть свободным.

 

- Не загадывай надолго, будь в надеждах осторожен:

Колесо судьбы коварно, поворот любой возможен.

Также в касыдах использовались мудрые изречения (хикмат) и трансформированные молитвенные формулы. Здесь нельзя не отметить творчество Саади. В касыдах он ставил сложные религиозные, философские и этические вопросы, проповедовал нравственные образцы поведения. Широкую известность получила его любовная лирика, поэма «Бустан» (1257), носящая характер философского поэтического трактата, сборник притч (в прозе и стихах) «Гулистан» (1258), в которых Саади представил жизнь, быт и практическую мудрость людей своей эпохи.

Главная цель поэта – дать разумный совет, мудрое наставление. Среди них есть и очень смелые для того времени произведения, проникнутые призывами к справедливости и осуждением тирании.

Мир перестанет существовать, но память о справедливости останется», – напоминает одному из правителей Саади, а в касыде, посвященной монгольскому наместнику в Фарсе, он говорит: «Если Всевышний даровал тебе власть, то будь всегда добр к подвластным».

Часть касыд поэта содержат размышления о добре и зле, и проникнуты суфийскими мотивами. В них встречаются раздумья о сути земного бытия. Горечью звучат строки одной из касыд Саади:

Какие тайны знает небосвод и звезд на нем горящих хоровод!

Один – в веселье, в горести другой, вот этот счастлив, тот согбен судьбой.

Вот этот в хижине, а тот – в палатах, тот в рубище, другой – в шелках богатых,

Тот жалкий нищий, этот богатей, Тот бедствует, другой гнетет?

 

Жалоба (автобиографическая, содержащая жалобу касыда): Касыда, в которой поэт жалуется на эпоху, тяготы жизни, уходящую молодость, несправедливости вселенной, вероломство судьбы, мучения в тюрьмах, свое одиночество вдали от родных, близких и т. п. Масуд Саид Салмaн, который долгие годы провел в тюрьмах, считается непревзойденным мастером касыды холи.

 

Соболезнование: относятся к разряду траурных стихотворений персидской поэзии. Здесь можно упомянуть замечательного поэта Асираддина Ахсикати. Используя весь свой поэтический дар в самых искренних чувствах, поэт выразил в касыде соболезнование султану Арслан бин Тогрулу в связи с кончиной его матери. Эту касыду часто сравнивают с траурными касыдами, слагавшимися Хагани.

Сила поэтического слова Асираддина Ахсикати ставит его в первые ряды среди сочинителей касыд. Его талант к созданию высокохудожественного содержания, сложнейшего слога и искусного обращения с ним, а также с самыми сложными лексическими формами, решению самых трудных поэтических задач поистине, достойны восхищения.

 

Фатх-наме: касыды, в которых содержатся извещения о победе, которое рассылается победителем. Прекрасным примером данного жанра является «Фатх-наме». Литературным образцом для «Фатх-наме» послужило «Шах-наме» Фирдоуси, что легко обнаруживается при анализе стиля «Фатх-наме» и о чем говорится в тексте поэмы. Отличительным признаком языка сочинения Шади от языка «Шах-наме», так же как и довольно многочисленных произведений этого жанра, написанных в позднейшее время, является широкое использование лексических элементов, заимствованных из арабского языка.

Название сочинения может быть переведено как «Книга победы», или «Книга о победе». Имеет оно и второе название — «Фатх-и хани», то есть «Ханская победа», или «Ханова победа»:

По той причине оно получило название «Фатх-и хани»,
Что господь даровал ему [Мухаммад Шайбани-хану) победу над миром.

 

Шади сообщает, что при написании поэмы он пользовался какой-то хроникой, которая также имела название «Фатх-наме» и которую по его просьбе вручил ему сам Мухаммад Шайбани-хан:

Еще искал я у хана «Фатх-наме»,
[И] по своей милости вручил [его] мне шах, убежище веры.

 

Фатх-наме», так же как и другие сочинения шайбанидского круга, пытается нарисовать образ Мухаммад Шайбани-хана как героя-воина и предводителя. С молодых лет ему сопутствует воинская слава. Даже в сражениях, заканчивавшихся неудачей, он совершал подвиги. И только обстоятельства или другие лица бывают причиной его поражений или неудач. Он потенциальный завоеватель и покоритель, к моменту написания сочинения в значительной степени доказавший это. Божественное предопределение движет его поступками, его деяния несут на себе печать промысла всевышнего, рок ведет его по предначертанному пути, его конечная «победа-триумф» фатально неизбежна.

 

Васф: вид касыды, в которой поэт описывает предмет или явление природы, не называя его прямо, а говоря лишь о его специфических свойствах. Читатель должен догадаться, о чем идет речь. Например, поэт Манучехри (ум. 1041) описал в насибе одной своей касыды свечу. Давайте зачитаем эту замечательную касыду на персидском языке:

اى نماده بر ميان فرق جان خويشتن          جسم ما زنده بجان و جان تو زنده بتن

كوكبى آرى وليكن آسمان تست هم          عاشقى ارى و ليكن هست معشوقت لگن

А теперь в русском переводе:

Подруга! Все пламя души вмещает твоя голова.
Мы плоть оживляем душой, душа твоя плотью жива.
О да, ты звезда, но гореть тебе лишь среди воска дано.
О да, ты причастна любви: погаснешь - и станет темно.

 

В этих касыдах также отражается природа и прелесть определенных времен года, весны, лета, осени, или же праздники – Новруз, Мехреган и другие.

Приведём несколько строк из касыды Манучехри, в которой содержится описание Мехрегана на персидском языке:

آمد خجسته مهرگان، جشن بزرگ خسروان          نارنج و نار و ارغوان آورده از هر ناحیه

 

Картина царского приема, следующая за "мифологической" частью, выдержана в духе васфа (описания), культивировавшегося в арабской придворной поэзии эпохи Аббасидов, влияние которой на ранние образцы персоязычной поэзии общеизвестно. Васф в касыде «Мать вина» построен на "каталоге" излюбленных объектов описания: изысканные сорта вина, цветы (ср. "цветочные" зачины в арабской поэзии), предметы богатого интерьера - золотые кубки, роскошные ковры.

 

Поздравление: Функцию оформления праздничных церемониалов при дворе постепенно принимала на себя касыда. В поэтической практике XI-XII вв. касыды служили и для поздравления повелителя с одним из древних календарных праздников (весенним Новрузом, осенним Мехреганом, реже зимним Садэ). Благодаря своей преемственности по отношения к песенной традиции доисламского происхождения поздравительные касыды отчасти сохранили рудименты утраченных ритуальных и мифологических представлений. Сюжетные и образные элементы, отражавшие соответствующие представления, в период распространения ислама в Иране вошли в общий фонд словесной культуры в виде устойчивой топики целого ряда жанров, в том числе и календарной лирики.

 

2. Вопрос: В VI в. л. х./XII в. касыда начинает постепенно получать блестящее поэтическое воплощение и вне хорасанского литературного центра. Расскажите об этом.

В VI в. л. х./XII в. касыда начинает постепенно получать блестящее поэтическое воплощение и вне хорасанского литературного центра. Фак­тически Анвари был величайшим, но и самым последним сочи­нителем касыд в Хорасане. Затем центр развития этой поэтической формы переместился в Азербайджан, где она была  принята с восторгом. В Азербайджане получили большую известность касыды Хакани Ширвани.

Для понимания касыд Хакани необходимо быть знакомым с научными знаниями его эпохи. Различные смысловые уровни в его про­изведениях обусловлены обычно широким использованием преданий, хадисов, фактов из истории Ирана и арабов, понятий из области легенд и эпоса, медицинских знаний, выражений из области игры в нарды и шахматы, а также христианских понятий. Все это сочетается с достаточно сложным поэтическим стилем азербайджанской школы, что затрудняет понимание некоторых байтов поэта. Но при этом сами мыс­ли Хакани просты и кратки. Сложность только в плане выражения, который требует комментария. Приведем один байт о восходе солнца из известной касиды Мантик ал-тайр (Беседа птиц), где видны следы указанной поэтической сложности в новых метафорах и переносных значениях слов:

Утро в пестром облачении возвестило восход,

И душистым вервием связан шатер взыскующих духа.

 

В касидах Хакани присутствуют не только панегирик (мадх), но и элегия (риса), жалоба (шикайат, гилайа), тюремные мотивы (хабсийа), на­ставление (ва'з), исследование (тахкик), сатира (хаджв) и пасквиль (хазл). В то время, когда большинство поэтов не выражали особых нацио­наль­но-пат­ри­отических чувств, в азербайджанском литературном центре такие поэты, как Хакани и Фалаки Ширвани, обращались к национальному духу и иранской истории. Так, Хакани в касиде Айван-и мада'ин (Дворец Мадаен) открыто говорит об этом. В первом байте он призывает извлекать уроки из иранской истории, которую здесь символизирует древний дворец Мадаен.

В своих касыдах поэт выражает свое истинное «я» как человека мужественного и благородного. Это особенно ярко проявляется в глубинных пластах его касыд. Что касается ритмической стороны его поэзии, то Хакани обычно прибегал к усложненной рифме, в выборе которой был истинным мастером. Приведем небольшой пример:

Небо кривее, чем христианское письмо,

Идет за мной, как монах, непрерывно...

Сломалось перо моей судьбы,

Если ты умен, то это подарила тебе судьба...

Утро сбросило покров со своего лица

И всем открыло тайну мироздания... 

Медиа

Другие материалы в этой категории: « Хафиз Маснави »

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Видео и фото