Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Четверг, 26 Декабрь 2013 15:30

Омар Хайям

Омар Хайям
Хайям сегодня и вчера

(кто занимается изучением творчества Хайяма, в Иране в России, за рубежом, критические статьи, научные работы, исследования); Хайям и русская литература (влияние творчества Хайяма на русскую литературу);Хайям и его афоризмы по темам: о смысле жизни, о справедливости и т.д.

 

Вопрос 1

Хайям вчера и сегодня

Наследники классической персидской литературы были немало удивлены, когда в конце 19 века в Европе узнали о великом поэте Омаре Хайяме. Они всегда хорошо знали и почитали своих великих поэтов, таких как Рудаки, Фирдоуси, Санаи, Джами, Саади, Хафиз, Руми и многих, многих других. Но великий поэт Хайям? Пожалуй, и сам Хайям пришел бы в смущение, узнав, что станет таким популярным мировым классиком через сотни лет благодаря тем «руба'и», которые он, в общем-то, никогда не относил к серьезной литературе.

При жизни четверостишия Хайяма не были изданы и, именно, это повлекло за собой много вопросов, касающихся подлинности его поэзии. Второе рождение Хайяма и начало его известности как поэта сначала в Европе, а затем и во всем мире относится к 1859 году: именно тогда в Англии выходит в свет книга стихов «Рубайят Омара Хайяма» в вольном переводе Эдварда Фицджеральда. Свою книжку Фицджеральд долго не мог продать, пока ее случайно не увидели известные поэты Суинбёрн и Россетти – и на Западе начался бум! Уже в 1892 году в Лондоне был создан «Клуб Омара Хайяма», а через год после этого в Нишапур, на родину Хайяма, отправился Уильям Симпас для изучения творчества поэта. Из своей командировки он привез семена цветов с надгробия могилы Хайяма, которые посеяли в Королевском Ботаническом саду Кью в Лондоне. В 1905 году датский иранист Артур Кристенсен издал доклад, посвященный творчеству Хайяма. В докладе Кристенсена было 12 четверостиший из сборников «руба'и», в которых звучит имя «Хайям».

Но первый перевод поэзии Хайяма, еще до Фицджеральда, был предпринят Томасом Хайдом, преподавателем Оксфордского университета, в семнадцатом веке. Рубаи привлекли его своей простотой и тонкой философской мыслью.

Затем популярность его в Европе и Северной Америке стала даже значительно выше. Например, на 1958 г. в Публичной библиотеке Нью-Йорка находилось более 500 книг, посвященных жизни, поэзии и научной деятельности Хайяма. Как отмечал в 1940 году востоковед Александр Семенов, тираж изданий Омара Хайяма превысил в США тиражи всех поэтов мира, вместе взятых!

Посол США в Великобритании Джон Мильтон Хэй 8 декабря 1897 года во время своего выступления на ужине, посвященном Омару Хайяму в Лондоне, заявил, что творчество Хайяма внесено в список великих выступлений мира.

В сентябре 1999 года ЮНЕСКО организовала семинар в Париже посвященный дню почитания Хайяма. На протяжении более ста лет ежегодно проводятся семинары, посвященные творчеству Омара Хайяма.

 

Вопрос: А что же говорят о Хайяме известные иранские и иностранные литературоведы?

Ян Рыпка (чешский иранист): «Предания, относящиеся к Хайяму, представляют его как богобоязненного человека, который был весьма популярен в качестве ученого до середины 12 века... В древних источниках, обычно, его имя не упоминается в связи с поэзией. Вероятно, его современники считали его стихи не столь выдающимися в сравнении с его научной деятельностью».

Морис Бушор (французский поэт и драматург): «Я – один из последователей Хайяма. Вино, возлюбленная и кравчий – это, с моей точки зрения, цветок жизни, мудрость и разум».

Гулрухсор Сафиева (народная поэтесса Таджикистана): «Давно пришла к выводу, что такой мудрец, как Хайям, не может сотню раз, как попугай, повторять: пей вино, пей вино. Я нашла рубаи-двойняшки, тройняшки... Они все - подражание ему в разные века. Каждый, кто был недоволен своим временем, говорил от имени Хайяма».

Муджтаба Мейнави: «С большой уверенностью можно сказать, что иранцы каждое привлекательное «рубаи» считают поэзией Хайяма и приписывают его поэту. Поэтому невозможно точно определить какие «рубаи» на самом деле принадлежат Хайяму, а какие приписываются ему».

Аламе Деххуда (автор 25-ти томного толкового словаря персидского языка): «Он не был многословен; он не писал огромных трактатов и не имел известных учеников. Даже его прелестные персидские «рубаи» немногочисленны, вероятно, он считал себя ученым, а не поэтом. Даже его современник Низами Арузи, интересовавшийся его деятельностью, упоминая о его знаниях в астрономии, не говорит ничего о его «рубаи»».

Садек Хедайят: «Книга «Рубайаат», известная многим как произведение Хайяма, включает в себя от 80 до 1 200 рубаи. Почти везде это смешение мыслей. Если мы ради развлечения пролистаем книгу «рубаи» и почитаем сами четверостишия, мы столкнемся с противоречивыми идеями, разным содержанием, старыми и новыми темами. Эти противоречия настолько очевидны, что, если бы человек за 100 лет своей жизни два раза в день менял бы свои убеждения, его стихотворения не были бы так противоречивы, как четверостишия Хайяма...».

Забихуллах Сафа – известный иранский литературовед – автор «Истории персидской литературы» пишет, что Омар Хайям - известный ученый, астроном, математик и поэт.

Как считают многие специалисты, хайямовские рубаи (а не рубаи Хайяма!) – это фольклор персидского народа, так сказать, «произведение коллективного перса». Так известный французский востоковед 19 века Жам Дармстетер писал, что не один вольнодумец облегчил своё сердце, выдав собственное «рубаи» за «рубаи» Хайяма.

 

Вопрос: Как же распознать истинные рубаи?

Выделим пять основных признаков подлинных «рубаи» Хайяма:

1. наличие четырех независимых мыслей;

2. логика повествования;

3. преобладание смысла над словами;

4. темы: о красоте творения и превратностях жизни (в его поэзии звучат сомнения, вопросы, несогласие, внутренний бунт души);

5. Хайям говорит о печали, связанной со смертью; все, что написано о веселье – написано уже после него.

 

А теперь возьмем два «рубаи» и посмотрим, какое из них принадлежит Хайяму, а какое – приписывается ему:

ما لُعبَتَکانیم و فلک لُُعبَت باز          از روی حقیقتی، نه از روی مَجاز

بازیچه همی کنیم بر نطعِ وجود          اُفتیم به صندوق عدم یک یک باز

 

Кто мы? Куклы на нитках, а кукольник наш — небосвод.

Он в большом балагане своем представленье ведет.

Нас теперь на ковре бытия поиграть он заставит,

А потом в свой сундук одного за другим уберет.

- Здесь три столпа (вторая строка не отделима от первой) + логика + жизненная драма + смерть + глубокий смысл = «рубаи», по всей вероятности, принадлежит Хайяму;

 

بر مَفرَشِ خاک خُفتگان می­بینیم          در زیرِ زمین نَهُفتِگان می­بینیم

چندانکه بصحرای عَدَم مینگرم          ناآمدگان و رفتگان می­بینم

- два столпа, т.е. две мысли (на земле не вижу никого кроме спящих и мертвых; вторая мысль продолжение первой) = это «рубаи» не принадлежит Хайяму, это «рубаи» поэта Аттара.

 

Вопрос 2

Хайям и русская литература

В России же интерес к восточной культуре начинается в эпоху Екатерины, во второй половине 18 века, когда расширяются отношения с Востоком.

Первый перевод четверостиший Хайяма, как вы уже помните, был сделан Василием Львовичем Величко в 1891 году. Он послужил отправной точкой для начала исследований творчества поэта и продолжения переводов его поэзии. В 1897 году коллеги и ученики Виктора Романовича Розена, известного арабиста, решили выпустить сборник статей, посвященный 25-летию преподавания арабского языка в Санкт-Петербургском университете. Одна из статей в этом сборнике была написана преподавателем персидского языка Петербургского университета Валентином Жуковским. Она называлась «Омар Хайям и странствующие четверостишия». Петербургский востоковед обнаружил одни и те же четверостишия у многих персидских поэтов: у Хафиза, Ибн-Сины, Саади, Руми и других. Он назвал эти четверостишия "странствующими" рубаи. Через год эта статья уже была переведена в Калькутте Денисом Россом под тем же названием. К слову, статья Жуковского по праву является первым достоверным научным исследованием об Омаре Хайяме. Именно Жуковский и Величко положили начало исследованиям творчества Хайяма и переводам его стихотворений.

 

Вопрос: Сколько же существует всего переводов Омара Хайяма?

А переводов Хайяма за последние сто лет было сделано много. Вот, что говорит о переводах Хайяма иранский историк Саид Нафиси в исследовании 60-гг. 20 века: «Насколько мне известно «рубаи» Хайяма были переведены 33 раза на английский, 16 раз на французский, 11 – на урду, 12 – на немецкий, 8 – на арабский, 5 – на итальянский, 4 – на турецкий и русский, 2 – на шведский и датский языки». Это то, что известно персидским литературоведам, но мы знаем, что на русский язык Хайям переведен не 2 раза, а намного больше, из чего можно сделать вывод, что во всех других странах переводов поэзии Хайяма намного больше заявленных.

Вот, что пишет поэт-переводчик М. Синельников о переводах восточной поэзии: «как негаданная золотая нить вплетается в белое и серебряное кружево, так и восточная метафора срослась с песенным русским кружевом».

Нельзя не сказать и о поэтах, на которых повлияла восточная поэзия. Например, русский поэт Сергей Есенин, создавший целый цикл стихов, объединенных общим названием «Персидские мотивы». В этом цикле «красивости» Востока проходят красной нитью (он использует такие прекрасные метафоры: обсыпанный розами порог; море, полыхающее голубым огнём). Персия для Есенина - идеальная страна с мудрым восприятием жизни, гармонией любви и счастья. Есенин сердцем чувствует, что нужно русскому человеку.

Вернемся к переводам. Так вот большинство переведенных четверостиший Хайяма превратилась в шедевры; они стали доступными и понятными русскому читателю. Некоторые стихотворения Хайяма переводили десятки маститых переводчиков. Не это ли подтверждение величия его поэзии?!

Учет всех публиковавшихся русских стихотворных переводов Омара Хайяма, проведенный А. Ш. Шахвердовым,  показывает, что в России напечатаны переводы Хайяма, выполненные более сорока поэтами. Одни переводчики работали с подстрочником, не зная фарси, а другие переводили непосредственно с оригинала.

 

А теперь посмотрим, сколь разнообразны - иногда очень похожие, а иногда утратившие всякую общность - могут быть работы переводчиков, имевших перед собой один и тот же подлинный текст, проиллюстрируем на примере:

خوش باش که غُصّه بی­کران خواهد بود          در چرخِ قَرانِ اَختران خواهد بود

خِشتی که ز خاکِ تو بخواهند زدن          دیوارِ سرای دگران خواهد بود

 

Дословный перевод:

Будь весел, ибо конца страданиям не предвидится.

Не раз еще сойдутся в небесах светила в одном знаке зодиака,

[являя собой предопределение рока].

Кирпичи, что вылепят из твоего праха,

Вмажут в стену дома для других людей.

 

А теперь прочитаем несколько переводов этого четверостишия, переведенных известными поэтами-переводчиками:

Перевод Василия Величко (1903 год) – первый переводчик Хайяма в России. Он не ставил перед собой задачу адекватного воспроизведения  подлинника: «рубаи» были им переданы разными по величине стихотворениями, более всего восьмистишиями. Величко применил различные стихотворные размеры, произвольный и разнообразный порядок рифмовки:

О, друг, будь весел и беспечен!

День скорби будет бесконечен -

И в сочетанье роковом,

Сойдясь на небе голубом,

Светила встретятся лучами,

Твой прах землею, кирпичами

Мгновенно станет и из них

Дворцы построят для других.

 

Перевод Осипа Румера (1935 год):

Пей! Будет много мук, пока твой век не прожит.

Стечение планет не раз людей встревожит;

Когда умрем, наш прах пойдет на кирпичи

И кто-нибудь себе из них хоромы сложит.

 - Румер был вообще полиглот – он владел двадцатью шестью языками. Он никогда не переводил с подстрочника – такая вот особенность: сначала изучал язык, а потом переводил. Многие его переводы не превзойдены до сих пор по точности и истинной поэтичности. В течение десятилетий переводы Румера цитируются в работах, посвященных Омару Хайяму.

 

Перевод Владимира Державина (1965 год):

Будь весел! Море бедствий бесконечно,

Круговорот светил пребудет вечно.

Но завтра ты пойдешь на кирпичи

У каменщика под рукой беспечной.

- перевод, сближаясь с пересказом, теряет эмоциональность и яркость художественных красок.

 

Перевод Германа Плисецкого (1971 год). По мнению Фазиля Искандера – переводы Плисецкого – одни из лучших переводов Хайяма.:

Веселись! Невеселые сходят с ума.

Светит вечными звездами вечная тьма.

Как привыкнуть к тому, что из мыслящей плоти

Кирпичи изготовят и сложат дома?

- Плисецкий придерживается творческого подхода к переводу, он полностью  разорвал  все  связи с буквальным текстом «рубаи»: русское четверостишие  дает очень поэтичную трактовку произведению Хайяма, но несколько произвольную.

 

Вопрос 3

Хайям и его афоризмы по темам: о смысле жизни, о справедливости и т.д.

در دَهر هرآنکه نیمه نانی دارد          وز بَهرِ نشست آشیانی دارد

نه خادمِ کس بود نه مَخدوم کسی          کوشاد بزی، که خوش جهانی دارد!

О, если б каждый день иметь краюху хлеба,

Над головою кров и скромный угол, где бы

Ничьим владыкою, ничьим рабом не быть, -

Тогда благословить за счастье можно б небо!

перевод Осипа Румера

 

تا بتوانی تو یک نَفَسِ خود را باش           فردا مَطَلَب، دی مَنگر، حالی بین

(Хайям советует не надеяться на завтрашний день, жить сегодняшним; предлагает стать самим собой)

 

مِی خوردن و گِردِ نیکوان گردیدن           بِه زانکه به زَرقِ زاهدی ورزیدن

(Хайям говорит о неприятии лицемерия)

 

چون روزی تو خدای قسمت فرمود           هرگز نکند کم و نخواهد افزود

آسوده ز هر چه هست می­باید            و آسوده ز هر چه نیست می­باید بود

Раз твой хлеб насущный предопределен богом,

То никогда не уменьшат и не увеличат его.

Не надо тужить о том, чего нет,

Нужно быть свободным от того, что есть

 

تسلیم قضا شو به کم و بیش بساز            کین رفته قلم ز بهر تو ناید باز

(Покорись судьбе и примирись с тем, что есть)

Медиа

Комментарии   

 
+1 #1 Наиль АбдуЛла улы 26.12.2013 20:49
САЛЯМ!
Да подлинного Хайяма трудно найти,если при жизни его поэзия не издавалась!
...А ПОТОМ В СВОЙ СУНДУК ОДНОГО ЗА ДРУГИМ УБЕРЁТ.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Видео и фото