Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Понедельник, 08 Февраль 2016 18:42

Особенности ведения бизнеса в Иране

Особенности ведения бизнеса в Иране
Частичное снятие санкций с Ирана и возвращение его на финансовые и мировые рынки активизировали интерес к нему деловых людей в разных точках планеты.

И это не удивительно – Исламская Республика Иран, несмотря на все вводимые против нее экономические ограничения,  остается одной из наиболее развитых стран Ближнего Востока. По данным газеты «Ведомости»,  ВВП Ирана в 2014 году превысил 400 млрд долларов США, уступая в регионе лишь Саудовской Аравии. Иран обладает высокообразованным населением, численность которого превышает 80 миллионов человек. По уровню запасов нефти Иран на четвертом месте в мире, а запасов газа – на втором. Стоимость заявленных инфраструктурных проектов ИРИ превышает 261 млрд долларов США.

 

Отмена санкций открывает широчайшие возможности для российских компаний развивать отношения со своим мощным геополитическим соседом. Представители бизнес-сообщества теперь могут  беспрепятственно инвестировать в Иран, с пользой для себя помогать развитию его нефтяной и  нефтехимической промышленности, машиностроения, энергетики,  транспорта, вкладываться в его туристическую инфраструктуру.

 

29 января в Москве прошел семинар на тему «Особенности ведения бизнеса в Иране. Экспорт, импорт, инжиниринг, логистика, маркетинг». Организаторами  семинара выступили группа компаний «РусИранЭкспо» и Публичное акционерное общество «Московский акционерный банк «Темпбанк» при поддержке представительства в Иране  Делового клуба ШОС и Комиссии Московской Торгово-промышленной палаты по внешнеэкономическому сотрудничеству с Ираном.

 

Узнать тонкости ведения бизнеса с иранскими партнерами поспешили представители 28 российских компаний из Москвы и Подмосковья, Ярославля, Казани, Волгограда, Екатеринбурга, Астрахани, Череповца, Челябинска, Ростовской и Псковской областей. В семинаре приняли участие бизнесмены из Ирана и Индии. На этой встрече обсуждалась практика реализации решений Межправительственной российско-иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, прошедшей в ноябре 2015 года в Москве, и, конечно, новые возможности для российского бизнеса в Иране в связи со снятием с него большей части экономических санкций.  Были представлены широкие маркетинговые обзоры таких отраслей промышленности ИРИ как нефтегазовая и нефтеперерабатывающая, металлургия и автомобилестроение, электроэнергетика, связь и коммуникации. Освещались перспективные направления экспорта и импорта, вопросы логистики и транспортировки, регистрации фирмы в Иране, защиты инвестиций и схемы взаиморасчетов.

 

Основными докладчиками выступили: руководитель группы компаний «РусИранЭкспо» Александр Шаров, представители «Темпбанка» Александр Рыбаков и Александр Потянка, директор по развитию транспортной фирмы «ТрансАзияЛогистик» Аркадий Иванов.

 

Во время кофе-брейка я взяла интервью у организаторов и некоторых участников семинара.

– Представьтесь, пожалуйста.

– Гордиенко Александр Владимирович, занимаемся изготовлением изделий из кожи.

 

– А чем вам интересен Иран?

–Мы сейчас ищем партнера, чтобы совместно с ним, допустим, здесь, обрабатывать продукцию кожевенно-обувной промышленности. Имеются в виду поставки оттуда кожи, или кожевенных изделий, возможно даже обуви, это было бы интересно, в зависимости от того, какие цены на сегодняшний день в Иране.

 

– Вы были в Иране?

– Нет.

 

– Вы шьете просто обувь или делаете еще какую-то мебель?

– Мы занимались очень много обувью. Я еще в советское время занимался обувью.. Опыт очень большой – тридцать с лишним лет. Но в те времена были большие объединения. А сегодня, к сожалению, в России обуви выпускается очень мало. В основном идет импорт. Поэтому, в связи с тем, что сегодня открывается иранский рынок, мы изучаем рынок и возможности поставки кожевенно-обувной продукции на наш российский рынок.

– Успехов Вам!

 

Среди тех, кто приехал на семинар в Москву издалека, был представитель компании «Волгограднефтемаш»:

Даев Андрей Вениаминович, замначальника отдела маркетинга по внешнеэкономическим связям. Наш завод занимается производством оборудования для нефте- и газо-переработки.

–  Вы когда-нибудь работали раньше с Ираном?

–  Да, но это было давно, уже лет 7-8 назад. Мы работали немного с Ираном, поставляли туда сепараторы для газового завода. Но почему-то дальше не пошло, как-то разладилось. Ну и время такое было непонятное. А сейчас, честно говоря, в связи  с тем, что там очень большой пласт нефтеперерабатывающих заводов, нам очень интересно туда войти.

 

– Как вы считаете, это будет сейчас перспективно?

– Я надеюсь. Без надежды там и маркетинга не будет.

 

– А на чем основаны ваши надежды?

– Ну, во-первых, у нас аттестация по ASME – по американскому стандарту, потом мы изготавливаем по API, что дляиранских партнеров немаловажно, так как они стремятся к стандартизации мирового уровня.

 

– А сам Иран как рынок чем вас привлекает?

– Ну, опять же – большими объемами нефтеперерабатывающих заводов.

 

Не только российские производители, но и международные трейдинговые компании сейчас проявляют большой интерес к развитию связей с Ираном. Их представители тоже присутствовали на семинаре:

– Меня зовут Чакрапани. Я из Индии сам. Я работаю между Ираном и Россией.

 

– И давно вы работаете с Ираном?

– 12 лет.

 

– Что вы можете сказать  об Иране как деловом партнере?

– На самом деле, иранские люди – хорошие [партнеры], просто немножко медленные. Надо подождать. Иметь терпение и смирение. Как говорят у нас в Индии, «нужно быть терпеливей, чем трава, и смиренней, чем дерево». Если есть смирение и терпение – с Ираном очень хорошо можно поработать.

 

А сейчас у нашего микрофона один из основных докладчиков этого семинара, директор по развитию компании «ТрансАзияЛогистик» Аркадий Иванов, специалист по логистике с 35-летним стажем, в буквальном смысле знающий все пути в Иран:

–  Аркадий Иванович, вы уже давно работаете с Ираном, еще с советских времен. Вот сейчас кардинально изменилась ситуация – с Ирана сняли санкции. Некоторые считают, что в этом есть повод не только для оптимизма, но и для пессимизма тех, кто хочет в России торговать с Ираном в России. А вы что думаете?

– Конечно, это повод для большого оптимизма. Все могут открыто работать с Ираном, не надо никого бояться. Но, сами понимаете, должно пройти много времени прежде. Чем созреют торговые отношения импортеров-экспортеров, наладятся. Тут самое главное – доверие. Иранские экспортеры должны довериться своим российским клиентам, или открыть здесь свои офисы, чтобы нормально торговать. Потому что сейчас торговля и перевозки идут на условиях ...все думают, как скорей получить деньги за свой товар.  И, соответственно, мои перевозки тоже заканчиваются тем. что я говорю иранцам: «Предоплата за лес из России до Астрахани». А они говорят: «Нет, ты сперва привези груз, а мы потом тебе заплатим». То есть, должно пройти какое-то время, чтобы люди привыкли друг к другу, установились нормальные деловые отношения.  В принципе, такие отношения начитались с любой страной. Например, когда они начинались с Китаем – мы друг другу не верили. Были большие проблемы финансовые. Здесь тоже будут проблемы. Но они со временем будут решаться. И если ничего не изменится в этом мире, торговля будет нарастать и нарастать с каждым годом.

 

– А какие-то новые логистические схемы появились в связи с новой ситуацией или всё как было, так и осталось?

– Ну, порты продолжают развиваться. Например, порт Оля развивается. Они сейчас начинают привлекать рефрижераторные контейнеры для конкуренции с автомобильным маршрутом через Азербайджан. То есть, появится возможность возить рефконтейнеры по Каспию, чего до этого не было. Это одна из новинок таких.

Другое изменение – это то, что после отмены санкций открываются океанские линии, которые будут вводить новые маршруты, например,  из Балтики – из порта Санкт-Петербурга в иранский порт Бандер-Аббас.  Теперь можно открыто возить контейнера. Туда приходят такие монстры как компания «Maersk», у которой 2 миллиона контейнеров и 600 судов. И соответственно, народ будет возить просто морем с Персидского залива на Балтийское море. Это тоже позитивный момент.

 

Напомню, это был Аркадий Иванов, специалист по логистике, выступавший на семинаре «Особенности ведения бизнеса в Иране».

Главным организатором семинара  был  Александр Шаров, руководитель группы компаний «РусИранЭкспо», заместитель главы Представительства в Иране Делового клуба ШОС и заместитель председателя Комиссии Московской ТПП по внешнеэкономическому сотрудничеству с Ираном. Химик по образованию, он уже  почти четверть века работает в области нефтехимии и нефтепереработки с иранскими партнерами. Это уже далеко не первый бизнес-семинар, который он проводит для российских предпринимателей в разных городах России. И его по праву можно  назвать пионером и энтузиастом российско-иранского делового сотрудничества. На мой вопрос о целях нынешнего бизнес-семинара Александр Шаров ответил так:

– У Ирана своя специфика. И эту специфику надо знать и уметь ее использовать. Для нас, может быть, что-то уже – азы. Но мы рассказываем о своем опыте другим предприятиям – и для них это последняя новинка. Здесь у нас собрались предприятия, которые уже раз 10 были в Иране. У многих из них очень серьезные бюджеты и очень серьезные намерения по Ирану там плотно работать - например, РДЖ, Татнефть, ну и другие. И, тем не менее, они приходят к нам уже в 3-й или 4-й раз, чтобы еще и еще раз кое-что уточнить. И каждый раз у них здесь появляются новые детали, новые знания по Ирану, за которые они нас очень искренне благодарят.

 

– Александр Михайлович, как человек,  имеющий дело с предпринимателями из разных стран,  скажите, существует ли какая-либо особенность при заключении  сделки именно с иранскими бизнесменами?

– Сильная сторона – это непосредственность и импульсивность первого контакта. Этот момент надо использовать и, наверно, сразу соглашаться на приезд в Иран. Но одновременно надо работать не с одним иранским бизнесменом или компанией, а с несколькими - с пятью, десятью. Потому что здесь очень серьезный момент конкуренции между иранскими бизнесменами. И в этом случае взаимовыгодная сделка гораздо быстрее получается. Если российская компания контактирует только с одной иранской фирмой, то это может идти до бесконечности. А если с тремя-четырьмя – то с одной из них точно что-то заключат.

 

–  Учитывая, что иранские предприниматели, как правило, требуют от российских партнеров стопроцентную предоплату за свой товар, насколько велик риск, что могут «кинуть»?

– Обмана партнера там нет,  не практикуется. Это наш какой-то миф, что может быть обман. На самом деле они достаточно уважительно относятся к своим партнерам, но любят потянуть время. Любят потянуть время. Обмана нет как такового.

 

– Во время семинара вы сказали такую фразу: «В Иране действует англосаксонское право». Англосаксонское  право и шариат – как они сочетаются в бизнесе?

– Ну, шариат в большей степени распространяется на бытовые отношения, на какую-то общественную мораль, на определенные виды собственности, а вот отношения торговые, экономические, инвестиционные регулируются преимущественно англосаксонским правом. Это общепризнано в мире. Но можно добавить, что здесь есть все-таки примесь континентального права. Этот закон закладывался еще после Второй мировой войны, и очень много было записано на основе англосаксонских законов –  Великобритании и США. Ничего здесь  удивительного нет. А континентальное право пришло и от Наполеона, и от России в том числе...

 

– То есть, всё лучшее, что есть в европейской юрисдикции, для торговых сделок, в Иране осело?

– Ну, я бы не сказал, что именно всё самое лучшее из континентального они взяли. Может быть, даже наоборот, самое невкусное – бюрократическую волокиту. Но зато мошенничества там на два порядка меньше, чем в Китае.

 

– Вы сегодня сказали, что надо подписывать контракт даже на самую маленькую сделку. Чем это обусловлено?

– Иногда, очень часто, нет хорошего переводчика, и люди, прежде чем начать двигать свой товар или какие-то услуги, не проговорили до конца все нюансы. Когда есть нефтяной контракт или контракт по обустройству какого-то месторождения, он занимает 600 страниц английского текста 12-й гарнитуры times! Там буквально всё расписано. Но это глобальная сделка. А мелкие поставки, конечно, можно и на одной странице уместить. Но вы забираете товар только после полной предоплаты, и понятно, что надо запастись каким-то документом, а не просто «ударили по рукам», отдал деньги и поехал в Москву.

 

– Как вы считаете, наши торговые сделки с Ираном будут заключаться в риалах и в рублях, в ближайшее время, или в евро?

– Сделки будут заключаться в долларах. Если заключать в золоте –  золото «пляшет», бриллианты «пляшут».  Евро – тоже более «пляшущий» механизм.  Чтобы был ориентир, сделки заключаются в долларах. Но платежи идут в национальных валютах – в рублях, в риалах. Может быть, будет использоваться евро. Может быть, даже будут использоваться и доллар, и юань, и рупия. Но просто должен быть один критерий, точно так же, как северный полюс – вот северный полюс находится там-то, и мы все к нему привязываемся. Вот и курс доллара так же - мы все к нему привязываемся.  А платежи идут в...ну, .золото можно взять. Но опять же, с таким-то курсом к тому же доллару пока.

 

– Ну, и в заключение, какие выставки могли бы заинтересовать наших слушателей-бизнесменов, которые хотели бы торговать с Ираном? Что интересного предлагает Иран и его российские партнеры в ближайшем будущем - в этом году?

– Выставки, которые уже  заинтересовали наших бизнесменов, и куда готовится достаточно серьезная делегация – это выставка «ТУРИЗМ И ОТДЫХ». Она будет с 16 февраля в Тегеране. Ростуризм, наконец-то, обратил внимание свое на Иран.

«КОСМЕТИКА И БЫТОВАЯ ХИМИЯ». Она будет 24 апреля. Иран – это третий рынок мира по косметике! Ну, и бытовая химия тоже актуальна – у нас сейчас есть перебои с бытовой химией, и, соответственно,  западную продукцию можно заместить иранскими шампунями и всем прочим. Туда мы тоже готовим большую делегацию.

Конечно, «НЕФТЕГАЗ». Или, официальное название - «IranOil». 5 мая. Мы будем готовит там несколько коллективных стендов, и туда поедут 20-40 предприятий, а может быть, и больше. Наша компания «РусИранЭкспо» готовит туда три коллективных стенда – соответственно, по нефтехимии, по нефтегазу и по инжиниринговым услугам.

Потом, на «ИранФарма» мы собираем, сейчас ведем переговоры. Это будет 15 мая.

«ИранАгро. ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ». 30 мая. У нас туда собирается ехать несколько кондитерских фабрик. И, в частности, одна из них находится сейчас на семинаре, по своим шоколадным конфетам.

 

– А ведь иранцы знают толк в сладостях и в шоколаде, правда, ведь?

– Да, и «Красный Октябрь» там продается в магазине в центральной части Тегерана.

 

­ – А что интересного готовится в Москве?

– У нас в ближайшее время планируется несколько мероприятий. В частности,  9 февраля приезжает большая делегация иранских бизнесменов, которые будут предлагать фрукты и овощи, кондитерские изделия, молочные продукты, оливки  и мясные полуфабрикаты. Встреча состоится в отеле «Рэдиссон Ройал» (бывшая гостиница «Украина»). Дополнительную информацию можно взять отсюда.

 

И 10 февраля будет большая конференция, также в Москве, которую организует газета «Ведомости»: «Иран после отмены санкций. Перспективы для российского бизнеса». Речь пойдет о защите инвестиций с учетом, опять же, англосаксонского права.

Где-то в  апреле мы организуем семинар для наших нефтегазовиков.  Это будет последний момент показа своих наработок для россиян перед иранцами.  Потому что к этому моменту кончится Ноуруз, и все будут готовиться к выставке НЕФТЕГАЗ, которая  в этом году в Москве будет в апреле, а в Иране будет 5 мая. Но после 5 мая, для того, чтобы чем-то заниматься в Иране, надо будет свой бюджет увеличивать раза в три-четыре. Поэтому это будет еще малобюджетный способ для наших российских бизнесменов показать свою продукцию.

 

– Ну и, наконец, что вас так привлекает в Иране как предпринимателя?

– Ну, во-первых, это гигантский рынок. Это половина российского рынка по нефтехимии и нефтегазу. Он не занятый до сих пор. Есть ниши, где можно было бы этим вопросом заниматься. И сейчас в эти ниши можно зайти, прилагая рабочие усилия. Нам это интересно. Нам интересны активные российские компании. Я знаю, что германо-иранская ТПП объединяла 6 тысяч германских и иранских фирм. Сейчас осталось 2400. Значит, получается, что на 3000 российских фирм есть ниша в Иране. Надо хотя бы на 10  процентов успеть ее занять!

Дорогие радиослушатели, у нашего микрофона был Александр Михайлович Шаров, руководитель группы компаний «РусИранЭкспо»,  заместитель руководителя Представительства в Иране Делового клуба ШОС и заместитель председателя Комиссии Московской ТПП по внешнеэкономическому сотрудничеству с Исламской Республикой Иран. Свои вопросы Александру Шарову и любому другому участнику нашей передачи вы можете смело оставлять в комментариях на нашем сайте – сайте Русской службы радио «Голос Ирана». С вами была Аида Соболева. Я желаю вам всего доброго и, в частности, успешного бизнеса с иранскими партнерами!

Медиа

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Видео и фото