Этот сайт больше не действует. Мы изменили свое навание на Parstoday Russian.
Пятница, 13 Декабрь 2013 13:23

«Молчат гробницы, мумии и кости, лишь слову жизнь дана…»

«Молчат гробницы, мумии и кости, лишь слову жизнь дана…»
Мы в Центре по изучению России, Центральной Азии и Кавказа (ИРАС) в Тегеране.

Уже 10 лет ИРАС укрепляет культурные связи между Ираном и Россией. ИРАС – это «мост» для диалога российских и иранских ученых. Здесь постоянно проводятся различные мероприятия и встречи российских и иранских писателей и ученых с целью взаимного культурного обогащения стран. Директор ИРАС - доктор политических наук, профессор Тегеранского университета и новый посол ИРИ в РФ - Мехди Санаи.

9 декабря 2013 года, в ИРАС заседание, посвященное изучению поэзии И.А. Бунина – последнего классика русской литературы, лауреата Нобелевской премии по литературе (1933 г.).

Здесь, с нами, гости из России – специалисты, занимающиеся творчеством великого поэта и прозаика, преподаватели кафедр Тегеранских ВУЗов, изучающих русский язык, а также иранские студенты, интересующиеся русским языком и литературой. Главный гость – «буниновед» - Татьяна Вячеславовна Марченко – доктор филологических наук, заведующая отделом Российского Зарубежья в Доме Русского Зарубежья им. А. Солженицына. Также из российских гостей присутствовала Елена Викторовна Кривова - руководитель отдела международного сотрудничества Дома Русского Зарубежья им. А. Солженицына. Иранскую сторону представлял доктор Мохсен Шуджайи –  заведующий кафедрой русского языка в университете «Азад».

Заседание началось с приветствия преподавателя Тегеранского университета Манданы Тишейяр, исполняющей обязанности директора ИРАС. Госпожа Тишейяр поблагодарила всех собравшихся на мероприятии.

За два часа иранские студентыузнали многое о жизни и творчестве Ивана Бунина, о его становлении как прозаика. На протяжении всего вечера велась активная беседа – Татьяне Вячеславовне задавали вопросы, на которые она с радостью отвечала.

Слово взял господин Шуджайи. Он пояснил выбор стихотворений Бунина, отобранных для перевода: «Мы решили выбрать стихотворения Бунина о природе, родине и русском народе, им в Иране не уделено должного внимания». Господин Шуджайи рассказал о том, что перевод поэзии Бунина будет издан отдельным двуязычным сборником. Татьяна Вячеславовна пожелала удачи: «Желаю успехов в переводе! Этим вы откроете двери иранским читателям в русский мир».

Г-н Шуджайи поделился с Татьяной Вячеславовной трудностями перевода русской поэзии на персидский язык: «В стихотворении Бунина «Костер трещит...» сложно перевести глагол «трещать» на персидский язык, потому что это звукоподражательный глагол. Как же быть? Как перевести?»

Татьяна Вячеславовна призвала не отчаиваться иранских переводчиков и на это ответила: «В русском языке тоже тяжело использовать некоторые глаголы... Бунин был деревенским жителем и использовал близкие народу слова, поэтому некоторые петербургские и московские критики не принимали его поэзию».

Помимо рассказа о творчестве Бунина, Татьяна Вячеславовна поблагодарила за теплую встречу и рассказала о своих чувствах до приезда и по приезду в Иран: «Я благодарю Вас за приглашение в Иран, в страну, поездка, в которую – большая редкость. Рада познакомиться со студентами, изучающими русский язык и русскую литературу. Мне выдалась редкая возможность приехать и увидеть Иран. До приезда в Иран я думала, что все мужчины здесь носят бороду. Оказалось - не так. Но что больше всего поразило меня, так это то, что в Иране девушка может одна спокойно сесть на переднее сидение в такси к мужчине. Я сама в Москве этого бы не сделала. А здесь никаких проблем».

Татьяна Вячеславовна вернулась к творчеству Бунина и рассказала, что в его произведениях, в связи с политическими событиями, всегда все искали отголоски революции 1917 года, но их не было. Во время революции Бунин был и в Москве, и в Одессе и в деревне, но, видя народ перед революцией, он называл его «новой ордой, которая грозит разрушить древнюю Россию». Идеалы революции померкли в глазах Бунина. Когда Бунин пишет о природе, он заглядывает в душу человека.

Также гостья сегодняшнего заседания добавила, что Бунину бы понравилось в Иране, ведь он интересовался древними культурами, в которых пытался найти ответы, на интересовавшие его философские вопросы.

Татьяна Вячеславовна и сама задавала вопросы. Например, « почему в Иране выбрали именно Бунина?». Татьяна Вячеславовна сказала, что большинство знает прозу Бунина, но не знаком с его поэзией. В прозе Бунина невероятно описаны человеческие эмоции, но истоки их лежат в его поэзии. Именно оттуда Бунин часто черпал свои прозаические образы.

Следующий вопрос тоже задал господин Шуджайи: «80 лет назад Бунин получил первую Нобелевскую премию по литературе в России? Что это было проза или поэзия?»

Татьяне Вячеславовне вопрос понравился: «Это удачный вопрос. Я работала с архивом Нобелевского комитета в Швеции, для этого мне пришлось даже выучить шведский язык. В Швеции тогда, в 30-е гг. 20 века Бунин не был известен, переводов не было. Одним из членов Нобелевского комитета был Антон Колгрет, знавший и восхищавшийся прозой Бунина, именно он убедил присудить премию Бунину. Для получения Нобелевской премии, которую давали только за прозу, Бунин написал автобиографический роман «Жизнь Арсеньева».

Одна из присутствующих спросила: «Откуда у Бунина интерес к востоку?».

Татьяна Вячеславовна: Бунина интересовали древние культуры, с их близостью к духовному миру человека. Для многих и для Бунина, в том числе, Восток – «утраченный рай»...

Шуджайи: «А что же интересует современного русского читателя: проза или поэзия Бунина»?

Марченко: «В России читают, в основном, прозу. Я тоже сначала не была поклонницей поэзии, но для исследования прозы понадобилось знание бунинской поэзии... Стихов Бунина знают немного, а те, что знают, используются в качестве афоризмов. Так например: «Молчат гробницы, мумии и кости, лишь слову жизнь дана...».

Вопрос из зала. Спрашивает студентка, изучающая русский язык: «Откуда у Бунина слова о паломничестве?».

Марченко: «Бунин – много путешествовал. Был он и на мусульманском востоке. Очевидно, что все эти слова, связанные с паломничеством, он услышал именно там... Что интересно, заимствований с Запада у Бунина нет, а с Востока – есть».

В завершении Татьяна Вячеславовна еще раз поблагодарила всех за теплый прием и сказала, что 10 декабря в «Шахр-е Кетаб» состоится продолжение сегодняшнего заседания.

Все присутствующие, несомненно, узнали много нового. На два часа все погрузились в прекрасную русскую литературу, которая не была бы такой без Ивана Бунина – поэта и прозаика.

С вами была Мария Ген и русская служба Иранского радио. Всего Вам доброго и до новых встреч.

Медиа

Галерея изображений

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Видео и фото